ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА
Главная » О храме » История » История села » Павловская Слобода в XIX веке » Боевой путь Третьей артиллерийской бригады

Боевой путь Третьей артиллерийской бригады

После закрытия Павловской суконной фабрики ее корпуса были использованы для размещения Третьей артиллерийской гренадерской бригады. Бригада состояла из шести батарей. В 1880-х годах известны их командиры — подполковники Велевачев (1-я), Потопчин (3-я), Рушковский (5-я), Маевский (6-я) и полковник Веверн (2-я). Все батареи размешались в Павловской Слободе, кроме 6-й, которая стояла в Воскресенске. В Павловской Слободе находился и штаб бригады. На вооружении бригады была легкая артиллерия тактического назначения.

Самой яркой страницей в боевой истории Третьей артиллерийской бригады было участие в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Она была направлена на главный. Балканский театр военных действий сразу же после объявления Турции войны 12 апреля 1877 г.

Русско-турецкая война, в ходе которой были освобождены от турецкого ига славянские страны, была необычайно популярна в обществе. На нее уходили добровольцы, старшие сыновья императора Александра II участвовали в боевых действиях. Сам император много месяцев пробыл на Балканах. Полководцы войны — генералы Скобелев и Гурко стали народными легендарными героями. Тем не менее, война выявила очень много пробелов в подготовке наших войск и тылового обеспечения. Многие жертвы и трудности были вызваны несогласованностью командования.

Артиллеристы из Павловской Слободы участвовали в самой гуще событий этих лет. Из приведенных ниже данных, основанных на подлинных документах этих лет (дневниках, донесениях, рапортах), видно, что артиллеристы сражались на самых трудных участках фронта -под Ловчей и Плевной, на Шипке, в составе отрядов Скобелева и князя Имеретинского.

Батареи уходили на войну поочередно, в начале мая 1877 года. В каждой из них насчитывалось по 4 офицера и около 280 солдат.

13 мая Павловскую Слободу покинула 5-я батарея, состоящая из одного штаб-офицера, трех обер-офицеров, 174 строевых нижних чинов и 34 нестроевых. Ее командир подполковник Рушковский наиболее подробно описал движение своей части: «Переправа у слободы Павловской на пароме через р. Истру вследствие весеннего разлива была довольно затруднительна; подъем на противоположный берег у д. Лешково довольно крутой, местами обрывист, местами топок и весь изрыт от дождей и езды. Батарея принуждена была делать частые остановки и припрягать лишние выносы. До с. Нахабино на расстоянии 6 верст пролегала проселочная дорога, неудобная для следования артиллерии в весеннее время. Более топкие места были завалены хворостом, через овражки и ручьи мостов не было; грунт мягкий, колеса врезывались по ступицу. От с. Нахабина до Москвы батарея двинулась по шоссе. Крутых спусков и подъемов не было. Близ ст. Павшина шоссе было испорчено, — навалили хворост. Мосты исправили».

Прибыв в Москву, батареи располагались бивуаком на Ходынском поле, затем по Московско-Брестской и Киевско-Брестской железной дороге двигались к Луцку, месту общего сбора. Бригада никогда не действовала целым составом, главной тактической единицей были батареи, которые придавались тем или иным отрядам войск для выполнения конкретной операции. Наибольшая слава и наибольшие трудности пришлись на долю 3-й, 5-й и 6-й батарей. Мы проследим боевой путь двух батарей. 3-й и 5-й, которые вышли на войну из Павловского и вернулись сюда по окончании боевых действий.

Оба названные артиллерийские соединения принимали участие в двух важнейших боевых операциях первого года войны — сражениях под Ловчей и Плевной. Крепость Плевна и окружающие ее высоты были сильнейшим укрепленным районом турок к северу от Балканского хребта. Так сложилось, что Плевна стала камнем преткновения для русской армии в течение всей второй половины 1877 г. Три раза русские войска пытались взять укрепления Плевны штурмом: 8, 18 июля и в конце августа — начале сентября. Особенно драматично развивались события третьей Плевны».

Было решено перед решительной атакой на Плевну занять Ловчу -город, расположенный в узле шоссейных дорог, и разорвать тем самым связь между двумя крупнейшими турецкими армиями, которые обороняли Плевну и осадили русских на Шипкинском перевале. Для решения этой задачи был сформирован отряд под командованием генерал-майора императорской свиты князя Имеретинского. В него вошли помимо пехотных и кавалерийских частей три артиллерийских батареи Третьей бригады. Штурм Ловчи был намечен на 22 августа 1877 г.

Ловча располагалась по обеим сторонам р. Осмы. На север шла дорога к Плевне, на юг — к перевалу Троян, на юго-восток, — шоссе на город Сельви. По обеим сторонам этого шоссе и шло наступление русского отряда. К востоку от города располагался горный отрог, выси точка которого, именуемая «Рыжей горой», составляла сильнейшую Укрепленную позицию турок на правом берегу. На левом берегу, на возвышении между тремя ручьями был построен редут, который мог Держать оборону сразу с трех сторон; северной, восточном и к Русские войска были разделены на две колонны и общий резерв. Батареи Третьей артиллерийской бригады действовали в левой колонне под командованием генерал-майора М.Д. Скобелева. Для них это был первый бой. Сначала вступила в сражение 3-я батарея подполковника Потопчина. Она обстреливала «Рыжую гору» и укрепления правее ее. 5-я батарея пока находилась в резерве. Блестяще проведенная артиллерийская подготовка около полудня позволила пехоте практически с ходу занять «Рыжую гору». Сразу же здесь расположились орудия 5-й батареи подполковника Рушковского и начали огонь по турецким укреплениям за городом. Артиллеристы заметили, что с противоположного отвесного берега реки по наступающей русской пехоте ведется стрельба. В ответ никто не стрелял, боясь попасть по своим. Наконец, командир отряда приказал выбить оттуда турок, соблюдая крайнюю осторожность. Некоторое время ушло на пристрелку. Первые же два-три удачных выстрела артиллерии прогнали турок, они скрылись в редуте. Оттуда их выбила пехота.

За все время участия в бою, с часу до четырех, 5-я батарея выпустила 267 гранат. На позициях находились командир батареи подполковник Рушковский, командир первой полубатареи капитан Эгельштром, поручик Варсонофьев и командиры взводов подпоручики Кис-тер и Ивановский, прапорщик Креховецкий-Юшенко. Все они «свято и безупречно исполняли свои обязанности с примерным хладнокровием». Из нижних чинов отличился канонир Конаков, который метким выстрелом взорвал неприятельский зарядный ящик. Раненых, контуженых и убитых за все время боя, благодаря удачной позиции, на 5-й батарее не было. 3-я батарея понесла небольшой урон.

За взятие Ловчи Третья артиллерийская бригада была награждена Георгием 4-й степени. Принимавшие участие в сражении 3-я, 5-я и 6-я батареи получили для награждения низших чинов 18 «знаков Военного ордена» (прообраз солдатских Георгиевских крестов).

Ошибкой командования русских войск было то, что оно не воспользовалось сразу той благоприятной обстановкой, которую создавало взятие Ловчи. Турецкий отряд, посланный из Плевны на помощь к Ловче, не был атакован и благополучно вернулся в крепость.

Плевна была окружена турецкими батареями и редутами со всех сторон и представляла собой целый укрепленный район" Русские войска должны были атаковать ее с юга и запада, с востока и севера расположились румынские дивизии. Все части получили свою диспозицию накануне штурма. По поводу отряда Имеретинского не было сказано ничего, потому что «по характеру своему род действий этого отряда принадлежит к категории тех действий, которые могут быть определены только с коня».

Бомбардировка турецких позиций осадной артиллерией началась 20 августа, но штурм откладывался. 27 августа командующим Зотов поставил перед князем Имеретинским конечную тактическую задачу его отряда - занять расположенные к югу от Плевны высоты, так называемые Зеленые горы. На пути к Зеленым горам находилось еще три высоты - первый, второй и третий «гребень». Поблизости турки устроили четыре редута. По общему мнению, южное направление наступления на Плевну было ключевым. Первым эшелоном отряда Имеретинского командовал М.Д. Скобелев. Он в этом бою действовал практически самостоятельно. Батареи Третьей артиллерийской бригады продолжали находиться в этом отряде.

Первый этап сражения (27—28 августа) был сравнительно легким для отряда Скобелева: он быстро овладел тремя «гребнями» правда передовые части слишком оторвались от резервов и попали под контратаку турецких войск. К вечеру 27 августа они вернулись на «первый гребень». На следующий день атака Скобелева повторилась с большим успехом: русские войска уже в утреннем бою опрокинули турок и отбросили их к Плевне.

Командир 3-й батареи подполковник Потопчин и штабс-капитан Дубасов так описывали действия своего подразделения 28 августа 1877 г. командиру бригады: «Доношу вашему высокоблагородию, что вверенная мне батарея сего числа участвовала в сражении под г. Плевной на левом фланге боевой линии, в отряде генерал-майора Скобелева, и была расположена на совершенно открытой местности, правее Ловчинского шоссе, недалеко от 1-й батареи 2-й артбригады и дальнобойной батареи.

Сначала действовали против турецкого равелина, вооруженного 4-мя орудиями, обыкновенными гранатами с весьма дальней дистанции. Несмотря на это, батарея пристрелялась весьма быстро и, вероятно, стала наносить им поражение, так что все неприятельские орудия перевели свой огонь с прочих батарей только на одну вверенную мне батарею. Стрельба их была весьма меткая, и только благодаря глубоко вырытым ложементам и вспаханному грунту потери в батарее весьма незначительны, а именно: контужено двое нижних чинов, убита одна яшичная лошадь и поврежден один зарядный ящик. У неприятеля же (хотя положительно и неизвестно — вверенною мне батареею или 1-ю батареею 2-й арт. бригады, так как обстреливали одновременно) взорван зарядный ящик, что приписывают наводчику 6-го орудия Федору Назарову, отличающемуся меткою стрельбою; сверх того в полдень, когда неприятельские стрелки завязали перестрелку с нашими стрелками, то батарея стреляла в них картечными снарядами и заставила их отступить. При этом долгом считаю присовокупить, что как гг. офицеры, так и нижние чины во все время сражения, продолжавшегося целый день, вели себя с замечательным хладнокровием».

Вопреки ожиданиям, начальство все тянуло с началом общего штурма. На следующий день отряду Имеретинского было предписано всего лишь занять «третий гребень». 29 августа 3-я и 5-я батареи приняли участие в этой боевой операции. Но после овладения второй высотой генерал-майор Скобелев приостановил наступление и изложил И ретинскому свои доводы на этот счет: он считал, что овладение «третьим гребнем» вне общего штурма лишь бессмысленная грата сил.

На следующий день, наконец, последовал общий штурм. Скобелева совершит почти невозможное: он атаковал Кришина Редуты под огнем противника с фронта, флангов, а потом и с тыла. В то время, когда Скобелев исчерпал весь резерв, и казалось, что его отряд просто попал в ловушку, он пустил в ход свой последний ресурс - личный пример. Сам генерал на белом коне карьером помчался на передовую линию. Его картинное появление воодушевило солдат, и редуты были взяты. В этом бою, по сведению бригадного адьютанта Парамонова, Третья артиллерийская бригада потеряла офицера, были ранены 2 канонира 3-й батареи и 6 канониров 6-й батареи. 5-й батареей выпушено снарядов: обыкновенных гранат 164, картечных 20.

Скобелев со своей победой оказался совершенно одиноким на фоне общего вялого наступления. Ночью он постарался закрепиться на занятых позициях. Войскам были доставлены патроны, сухари, вода На следующий день турки 4/5 своих сил бросили против Скобелевских редутов. Четыре штурма были отбиты. В случае неудачи пятой атаки турки собирались отступить из Плевны. Но командование ничем не поддержало отряд Скобелева. Когда начался пятый штурм, пришла записка генерала Зотова: «Если нет возможности держаться, то отступайте...».

Донесение командира 3-й батареи командующему бригадой от 31 августа 1877 г. гласило: «Вверенная мне батарея участвовала в сражении под г. Плевной. Когда неприятель оказался в больших силах, то батарея, по приказанию начальника отряда генерал-майора Скобелева выехала по весьма трудной местности вперед на позицию и открыла огонь по неприятельским войскам под сильным ружейным и артиллерийским огнем; но так как прикрытие батареи, находясь в весьма ничтожных силах, начало быстро отступать, то батарея действовала сначала быстро картечными гранатами, а потом отступила на прежде занимаемую позицию и начала действовать по занятому неприятелем редуту до тех пор, пока не последовало приказания начальника отряда сняться с позиции и двинуться к общему резерву. Потерь в течение этого дня в воинских чинах и лошадях, благодаря счастливой случайности, не было». 5-й батареей подполковника Рушковского в этот день было выпущено снарядов: обыкновенных гранат — 122, картечных — 179, картечей — 10.

В боях 28, 30 и 31 августа 1877 г. потери бригады составили: в 3-й батарее ранено 3 нижних чина, в 5-й батарее убито 3 нижних чина, ранено 17 нижних чинов. Оставлены в редуте 3 орудия 5-й батареи с передками. Взорвало 1 зарядный ящик.

Скобелев отмечал действия трех орудий 5-й батареи в бою 31 августа: «Командир батареи подполковник Рушковский вызвался находиться при этих орудиях. Неприятель, заметив движение к редутам наших орудий, сосредоточил по ним весь огонь, и орудия достигли редута, понеся значительную потерю в лошадях и людях. Поставив орудия правее оставшихся на позиции двух орудий дивизиона капитана Васильева, подполковник Рушковский открыл скорую стрельбу против Кришинского редута. Зарядный ящик был завезен в единственное укрытое место между бруствером редута и траверсом. Неприятель поражал наши орудия фронтальным огнем с Кришина и тыльным с редутов, лежащих к востоку от г. Плевны. Скоро треть прислуги, действовавшей при орудиях с необыкновенным самоотвержением, и значительное число лошадей выбыло из строя. Несчастья этим не ограничились. Неприятельская граната взорвала нам зарядный ящик, причем были перебиты ездовые, все ящичные лошади, значительное число солдат и контужены генерал-майор Тебякин и начальник штаба капитан Куропаткин».

Третья артиллерийская бригада за Плевну получила 5 солдатских крестов. Такое скупое награждение частей, положивших под Плевной столько сил, объясняется просто: «третья Плевна» была проиграна, за проигранное сражение не принято было щедро награждать русское командование отказалось от нового штурма Плевны Крепость была полностью блокирована и через три месяца, 28 ноября 1877 г. сдалась.

Дальнейший путь русской армии лежал за Балканы, на выручку осажденному на Шипкинском перевале отряду генерала Ф.Ф Радецкого. Время года было самое неподходящее, и все-таки генерал-адьютант И.В. Гурко решил переходить Балканы по горным перевалам.

Большая часть Западного отряда под командованием Гурко перешла хребет в середине декабря. 23—25 декабря 1877 г. переход через перевал Троян совершил отряд генерал-лейтенанта Карпова. Сам Карпов писал: «Военные летописи не знают примера перехода отряда через Балканы в этом направлении; все бывшие доселе немногие попытки представляют печальный ряд неудач, конечную гибель в неравной борьбе с природой и условиями местной обстановки. В районе Трояна Балканский хребет достигает наибольшей высоты; здесь лежат высшие его точки в куреве вечного тумана, вихрей и метелей, а пролегающие немногие тропки способны лишь для отдельных пешеходов и одиночных всадников, но не отряда».

В отряд Карцева, кроме пехоты и кавалерии, входили 1-я. 3-я и 5-я батареи 3-й артбригады, или 24 орудия, но для перевала через горы предназначалась только одна, 3-я девятифунтовая батарея в составе 6 орудий. «Другие же две, — по замыслу Карцева, — оставлены в Ловче, впредь до присоединения к отряду [...] после того, как очистится путь через Шипку». Условия перехода были тяжелейшие: «22° мороза, непроницаемый, страшно холодный туман стоял весь день; туман этот по мере подъема в горы обращался в какую-то леденящую, прохватывающую насквозь изморозь; но это было ничто, в сравнении с теми неимоверными тягостями и лишениями, какие пришлось испытать, утопая в снегу, проваливаясь в сугробах и грудью прокладывая дорогу. Достаточно сказать, что каждое орудие тащили: 48 буйволов, рота пехоты и сотня казаков, в то время как саперы не выпускали из рук шанцевого инструмента, сбивая камни, срубая деревья, раскидывая снег и расширяя дорогу». Первое орудие удаюсь поднять на перевал только к вечеру второго дня.

На спуске наткнулись на вражеский редут и стали его обходить. Артиллерия прикрывала остальные части. «Командир 3-й батареи подполковник Потопчин лично наводил орудия и каждая наша граната разрывалась над укреплением», — доносил командованию Карцов. IIо окончании перехода он особо благодарил командира Третьей артбригады полковника Золотухина. Дальнейший боевой путь бригады был уже более спокойным. Она прошла с армией на восток и закончила Движение в Адрианополе, где победное шествие русских войск было остановлено политической конъюнктурой тогдашней Европы.

В конце октября - начале ноября 1778 г. батареи возвратились на место постоянной дислокации. 28 октября 5-я батарея вернулась в Павловскую Слободу, «где была встречена духовенством и жителями с хлебом-солью». На казарменном дворе отслужен молебен за благополучное возвращение на квартиры. 11 ноября 1878 г. прибыла 3-я батарея, 20 ноября — 2-я. 1-я бата рея, видимо, вернулась еще раньше: записи в дневнике командира прекращаются 1 мая 1878 г.

В 1880-х годах офицеры-артиллеристы составляли высшее общество Павловской Слободы и всего Звенигородского уезда. На их праздники и балы съезжались окрестные помещики, дачники, интеллигенция из Воскресенска и Звенигорода. На одном из таких балов подполковник Б.И. Маевский познакомил своего Воскресенского приятеля врача А.П. Чехова с семьей помещиков Киселевых. Антон, Иван и Мария Павловна Чеховы, а потом и художник И.И. Левитан вскоре перебрались в их имение Бабкино.

 

Rambler's Top100