ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Коллективизация

В конце 1920-х годов началась массовая коллективизация, так называемый «великий перелом». Это была самая резкая перемена в жизни села, не сравнимая даже с самой Октябрьской революцией.

В 1929 г. Московская губерния была преобразована в Московскую область, она была гораздо больше современной по площади. Уездное и волостное деление было ликвидировано. Вместо него создавались районы и подрайоны. Прежний Воскресенский уезд разделили на два района: Истринский и Ново-Петровский. Низшей административной единицей стал сельский совет. Павловский сельсовет включал, помимо самой Павловской Слободы, всего лишь Ивановское ближнее. Граница его проходила по реке Истре. Зеленково и Лобанове входили в Рождественский сельсовет. Лешково было центром самостоятельного сельсовета, куда также вошли Новинки и Веледниково. Исакове и Черная оказались в Нахабинском сельсовете Падиково. Вельяминово и Борзые - в Аносинском. В конце 30-х годов, после укрупнения, в Павловский сельсовет вошли деревни Ивановское, Новинки, Вельяминово, Черная. Веледниково, Исаково, Лобаново,Борзые.

Павловская Слобода оказалась в первых рядах коллективизации. Здесь на базе уже существовавшего сельхозтоварищества был создан колхоз-гигант «Серп и Молот». «Наш колхоз, - рапортовал его председатель Горчилин, - организован в 1928 году на уставе ТОЗа в количестве 22 бедняцко-середняцких хозяйств, весной 1931 года коллективизация села Павловская Слобода в основном закончена, коллективизировано 96 процентов или 307 хозяйств. С начала 1930 г. у нас устав сельскохозяйственной артели. Наш колхозник зарабатывает 4 рубля в день, вместо 2 р. 49 коп. в 1929 г.». В 1931 г. по итогам соревнования колхозов района «Серп и Молот» получил первую премию (400 руб. ) и переходящее Красное знамя.

Однако сразу же после такого триумфального начала, какие бы то ни было упоминания о Павловском колхозе исчезают со страниц районной прессы, по крайней мере, на полтора года. Гигантомания возымела плохие последствия. Скороспелый плод сплошной коллективизации не выдержал первых испытаний. Районным властям неудобно было признать это, поэтому они предпочитали молчать.

Только в 1933 г. колхоз «Серп и Молот» вновь появляется на страницах газет. Павловский сельсовет входил в овощеводческую зону Истринского района. Основной культурой был картофель. Существовало также тепличное парниковое хозяйство в количестве 1000 рам. Здесь выращивались огурцы, помидоры, капустная рассада. Появились первые передовики: бригада Шароновой собрала три урожая тепличных овощей с одной площади в год.

Однако положение колхоза было сложным. Промартель «Молот» фактически обособилась от него. Часто сменялись председатели. 23 июля 1933 г. появилось постановление президиума РКК-РКИ. которое гласило: «Председатель колхоза «Серп и Молот» тов. Максимов за саботаж в сдаче государству ранних овощей подлежал бы исключению из рядов ВКП(б). но принимая во внимание его признание и обещание исправить свои грубейшие политические ошибки в 3—4 дня и что он обеспечит сдачу ранних овощей, как то: картофеля, огурцов, свеклы и моркови, президиум РКК-РКИ постановил: объявить тов. Максимову строгий выговор с предупреждением». Председатель колхоза постарался использовать данную ему возможность. Когда 1 августа (1 ровался «красный эшелон» в Москву, «Серп и Молот» отправил 44 -т картофеля, 1,1т. капусты, 3,3 т. свеклы, 2,3 т. обрезной моркови и 230 кг парниковых огурцов.

Максимову "не удалось удержаться на посту председате. 26 марта 1934 г. на пленуме райкома ВКП(б) в этом качестве с докладом выступил уже новый глава «Серпа и Молота» Соколов, признал плохое состояние колхоза: «В колхозе всего трудоспособных 176 человек, а на постоянной работе занято 46». Доклад Соколова неоднократно прерывался негодующими репликами собравшихся, выход из положения районный актив, как тогда было принято, стал искать на пути борьбы с «врагами». «На молочную и свинотоварную фермы колхоза «Серп и Молот» пролезли классово-чуждые элементы. Они творят на фермах темные дела, а этот горе-руководитель, насквозь прогнивший оппортунист, набрался нахальства завить пленуму, что они «честные», незаменимые люди», - писала газета.

Пленум вынес по Соколову примерно такое же решение, какое ранее принималось по Максимову, дал ему возможность исправить ошибки. Из колхоза выгнали «врагов»: Буянова, Толунцева и Орехова, которых пытался было защищать председатель. Приобрели семена и корма для животных, вывезли навоз на поля. Газете пришлось взять обратно свои слова про «прогнившего оппортуниста».

По результатам уборки ударникам колхоза «Серп и Молот» вручили премии: «В числе выданных премий ударники получили поросят, керосинки, посуду, шелковые чулки, верхнее платье, головные уборы».

Осенью 1934 г. руководство колхоза и сельсовета опять сменилось: председателем сельского совета стал Валуев, председателем «Серпа и Молота» — Синицын. В начале 1936 г. и его «жульнические махинации» были «разоблачены». Синицын был обвинен в пьянстве (кажется, он был всего лишь понижен в должности и стал завхозом). В 1935 г. и во главе сельсовета уже новое лицо — Голубев. В марте 1936 г. председателем колхоза «Серп и Молот» был выбран Матвей Иванович Гущин, которому для этого пришлось оставить такой же пост в колхозе «Обушково». В следующем месяце сельсовет возглавил Дмитрий Гаврилович Лукьянов. Известны также сотрудники хаты-лаборатории агроном Морозов и опытник Некрасов. Заведовал лабораторией Ф.И. Орехов, специалистом по парникам был С.И. Бочаров, ветфельдшером — Емельянов, заведующим МТФ — Яковлев. Накануне войны в колхоз «Серп и Молот» пришел молодой агроном, выпускник Тимирязевской академии Павел Андреевич Гусев. В колхозе был большой и хороший сад. В нем насчитывалось 374 яблони и 13 400 кустов клубники. Однако в 1936 его состояние уже вызывало тревогу, писали, что «сад запущен и гибнет». Имелась в колхозе и пасека.

Среди лучших колхозников районная печать называет Сапожникова, Майорова, Ксению Соловьеву, Евдокию Кученкову. «Разлагают» колхоз Алексей Маликов, М.Д. Савкина, семейства Шароновых и Комоловых. Возможно, на них списали неудачи колхоза, потому что они — из «бывших», зажиточных частников. Так, семейство Комоловых, по свидетельству бдительных газетчиков, «в прошлом имело кустарную мастерскую и наемную рабочую силу». Три брата Комоловы были осуждены: один за «воровство на производстве», другой — за «развал колхоза», третий — за «политическое хулиганство».

В 1937 г. был репрессирован первый председатель Павло-Слободского колхоза В.И. Горчилин, председатель промартели «Молот» Михаил Павлович Майоров. Горчилин практически сразу же был расстрелян. Он похоронен в районе Видное-Бутово. Братья Сергей и Иван Буйновы, в прошлом владельцы хлебопекарни и булочной, тоже были арестованы. Вернулся один Иван. Бывший торговец, колхозник Павел Александрович Маликов был арестован в 1937 г. Сначала по ошибке арестовали его брата Петра, но потом отпустили. Павел же погиб в ГУЛАГе. Еще в 1935 г. была арестована и погибла в лагерях семья Михаила Сахарцева.

Были созданы колхозы и в соседних с Павловской Слободой деревнях. В деревне Зеленково находился колхоз «Путь вперед». В 1932 г., когда началось строительство канала «Москва-Волга», в рамках этой стройки предполагалось возведение плотины через реку Истра при Зеленкове. Кроме местных рабочих в строительстве участвовали 150 рабочих татар. Но вскоре строительство прекратили, так как канал прошел по другой трассе.

В Ивановском в 1931 г. был организован колхоз «Третий решают год пятилетки» (председатель И.К. Дмитриев, счетовод Алексей Ко лов, член ревизионной комиссии и сельсовета Алексей Матросов). Картина колхозного благополучия запечатлелась в таких образах «На бугре, где стояла часовня, красуется большой колхозный молотильный сарай, овощехранилище и фруктовый сад. ... На каждые три дома имеется одно радио и почти в каждый колхозный двор доставляется почтальоном районная газета «Истринская стройка» или «Рабочая Москва». Быт зажиточного колхозника показан на примере семьи Осипа Матросова: «Он выстроил новый и большой дом. В нем спальня, столовая и кухня. В спальне стоит никелированная кровать. На всех окнах стоят цветы и прибиты тюлевые занавески. На полу постланы половики, стоит комод, стол, на стене зеркало, висит умывальник, и на полочке зубной порошок и щетка. Со своим семейством он выработал 335 трудодней и получил продуктов гораздо больше Дмитриева и Афонина». Афонин — местный значкист-ударник. Среди передовиков названы также звеньевая огородной бригады Прасковья Слухова и ударник Петр Кузьмич Дмитриев.

Садовод Иван Филиппович Козлов отвечал за колхозный сад (он находился слева по дороге в Тимошкино).

Издавна в Ивановском была мельница, на которой мололи зерно жители многих окрестных деревень и сел. Но плотину часто размывало половодьем, а на восстановление соседние колхозы скупились. «30 июня 1934 г. при Павловском сельсовете было кустовое совещание, где было решено восстановить размытую плотину и урожай 1934 года молоть уже на Ивановской мельнице, которая обслуживает уже 17 селений. Решено было также собрать по 1 р. 50 к. и построить плотину своими силами, «трудоднями». Но эти совещатели оказались болтунами и о мельнице забыли. Помог только самый отдаленный — Славковский с/с, а самый ближайший — Дмитровский хочет опять молоть своими примитивными мельницами, укрываясь от гарнцевого сбора». Все-таки мельницу удалось восстановить. «Она отремонтирована и работает хорошо», — читаем мы в одном из осенних номеров районной газеты.

К концу 30-х годов плотина в Ивановском опять развалилась. Но инициативе председателя колхоза Слухова в 1940 г. началось ее восстановление. Более того, колхоз решил установить на плотине небольшую электростанцию - «Микрогэс», провести электричество во все Дома, а также, снова пустить мельницу.

Лешково было центром самостоятельного сельсовета. На его территории располагались колхозы «Верный путь», «Истрастрои» и Фесе». Здесь находился карьер по добыче горного гравия, к был постоянно необходим при строительстве дорог. На добыче отличилась бригада Тагирова. Первым председателем лешковского «Вер ного пути» был М.Г. Бобруйский. Председатели менялись часто, так как им не хватало опыта. В 1937 г. председателем был избран Дмитрий Гаврилович Бичевин. Он с успехом руководил колхозом до осени 1941 г., когда был призван на фронт. Весной 1942 г. он погиб. Газеты отмечают хорошую работу бригадира овощной бригады В.М. Бичевиной.

Лобановский колхоз «Прогресс» образовался в 1930 г. Первым председателем был избран И.О. Соколов. Наибольших успехов колхоз достиг при председателе Константине Ивановиче Антонычеве. В 1940 г. он ушел на Финскую войну, и хозяйство перешло под управление Аграфены Васильевны Антонычевой. Она возглавляла колхоз до 1947 г.

В Новинках появился одноименный колхоз (первый председатель Ф. Г. Дежурнов, потом — А.С. Равняличев). Своей многочисленностью заметна была в деревне семья Смородиновых: счетовод Платон Смородинов его жена Матрена Яковлевна и восемь детей. На 8-го ребенка до 5 лет им полагалось от государства по 2000 рублей в год. Перед войной П.П. Смородинов стал председателем колхоза.

Ударники артели «Новинки» — Лукерья Федоровна Дежурнова (в 70 лет она ежедневно выходила на прополку огурцов) и Илья Иванович Дежурнов (работал на сенокосилке), бригадир Ефим Васильевич Рублев, лучшая доярка П. Черноусова, А.О. Маликова, Е. Кабанова. Предметом особой гордости новинковцев были колхозный и личные сады. «В прежнее время деревня Новинки утопала в грязи, теперь, в годы Сталинских Пятилеток, она стала благоустроенной. Вдоль деревни проложена хорошая дорога. Дома колхозников утопают в зелени. Колхозники Ф.Г. Малов, Мотков и другие имеют прекрасные сады, посадив на усадьбе 15—20 яблонь, десятки кустов крыжовника. Тоня Равняличева устроила возле дома клумбу с цветами», — так писал о деревне селькор.

К 1939 г. в Новинках имелось два сада общей площадью 10 гектар. Один, на площади 7 га, был заложен в 1930—1931 гг., другой — в 1939. Садоводом работал Федор Григорьевич Малов. Сельскую интеллигенцию (ее тогда отождествляли со служащими) составляли, кроме уже упомянутых председателя и счетовода, медработник М. Горелова, работница ВОЕНГИЗа А. Моткова, М. Мотков (работал на авиазаводе) и С. Дежурнов (выпускник Академии), а также учителя школы-десятилетки.

Разведением садов занимались и жители деревни Черной. Помог личный опыт одного из сельчан. Крестьянин Барабанов побывал в германском плену и познакомился там с садоводством. В 1920 г. он посадил у себя шесть яблонь и начал агитировать односельчан разводить сады. В 1924 г. они заказали через кооперацию 400 саженцев яблонь. В Черной же брали песок для Тучковского кирпичного завода. Из всех деревень Павло-Слободской округи Черная в наибольшей степени была связана с Дедовской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой. Фабрика открылась в 1914 г. и поначалу использовала исключительно привозную рабочую силу. Но постепенно в ее коллектив стали вливаться кадры из окрестных деревень. В 1924 г. местные крестьяне составляли 12% рабочей силы «Дедовки». Среди них преобладали жители деревни Черной (63 человека), второе место занимали рождественцы (56 человек).

Нетрудно догадаться, что на крестьянском хозяйстве в деревне оставались единицы. В 1930 г. в Черной из 8 хозяев был организован колхоз «Шесть лет без Ленина».

Деревня Исаково с одноименным колхозом входила тогда в Нахабинский сельсовет.

Деревни Падиково, Борзые и Вельяминове в 20-х годах входили в Аносинскую коммуну имени Каминского (председатель Московского облисполкома). Коммуна была создана в 1928 г. путем обоществления хозяйства бывшего женского Аносино-Борисоглебского монастыря. Первым членом коммуны стал Иван Григорьевич Ремизов. Уроженец деревни Раково Рузского уезда, он до этого побывал председателем Мамошинского и Никольского волостных исполкомов и завом Воскресенского земельного отдела. Впоследствии Ремизов - директор Истринской МТС, с 1939 г. - районный прокурор. Аносинская коммуна была единственной в районе. Такая форма сельскохозяйственного предприятия предполагала максимальное обобществление всех орудий производства, скота и инвентаря, и даже мелкого скота домашней птицы, огородных участков. Дела в коммуне шли плохо, поэтому ее постепенно преобразовали в обычный колхоз.

В Вельяминове создали колхоз «Истрастрой», в Борзых - «Красный луч». Председателем колхоза «Истрастрой» был Н.К. Мельников, старейшими колхозниками — Иван Федорович Шилов, колхозный конюх Константин Иванович Мельников.

В Веледникове образовался колхоз «Красная гряда», некоторое время он числилась в отстающих. В 1940 г. председателем была выбрана Е.И. Прохорова. Дела в колхозе пошли на лад. Через некоторое время, в годы войны, Прохорову сменил Е.П. Гусаров.

Основным профилем всех здешних колхозов было овощеводство. Но во многих были организованы и молочно-товарные фермы.

До середины 30-х годов в Истринском районе была только одна машинно-тракторная станция (МТС), она называлась Истринской и располагалась недалеко от города. В 1935 г. была организована вторая МТС -Павло-Слободская (иногда ее называли Аносинской). Директором ее был назначен Чумичкин (в 1937 г. — Рощин). Первоначально в ее распоряжении было 15 тракторов, которыми обрабатывалось 1608 гектар. В 1938 г. при МТС были организованы трехмесячные курсы трактористов. Из 29 колхозников, обучавшихся на курсах, 26 получили специальность трактористов, трое были выпушены учетчиками. За отличную Учебу пять человек получили премии: Галина Кочерженко -50 руб., Антонычев и Мурашев — по 35, Городов и Родионов - по 30 руб.

Передовой в Павло-Слободской МТС считалась бригада Малышева (трактористы: Барабанов, Болотцев, Хрулев, Рыбников). В 1939 г. в МТС было 36 тракторов, 40 плугов, 12 сеялок, 14 картофелесажалок и 1 рассадно-посадочная машина. Также имелось 6 комбайнов, из них Два южных «Коммунар» и 4 северных. В этом году лучшей комбайнеркой признана Зина Майорова, отмечена хорошая работа комбайнеров Бодрова и Барашкова

Общей заботой колхозников были дороги. В 1935 г. строится тракт от Павловской Слободы до Аносино. Образцово работали на строительстве колхозники Лешковского сельсовета (Аграфена Емельянова, Та тьяна Соколова Мария Дмитриева и др.), своими силами они пост-поили два моста. Аносинский участок дороги сильно отставал по темпам строительства от Лешковского. Решили также самим построить гравийную дорогу Лобаново-Нахабинское шоссе, а также к д. Новинки общей протяженностью 750 м. К 1938 г. опять встал вопрос о ремонте дорог, так как шоссе между селениями Нахабино и Павловской Слободой «пришло в окончательную негодность, мост через реку Истру разрушается». В 1940 г. началось строительство этой дороги, которая, как подчеркивалось, «имеет не только хозяйственное, но и оборонное значение».

В 30-х годах в Павловской Слободе кроме колхоза существуют промартели «Славкожизделия» и «Молот». Кузнечная артель «Молот» за 1937 год получила несколько десятков тысяч рублей прибыли. Главным образом артель вырабатывала ключи для газовых установок. «Потребность в ключах большая, но вся беда в том, что ключи выпускаются плохого качества. Чтобы скрыть брак, ключи тщательно закрашиваются. Еще в 1937 году хотели электрифицировать мастерские, на что было отпущено 22 тысячи рублей. Были установлены столбы на трассе, но на этом дело замерло», — писала «Истринская стройка». По материалам этой газетной публикации в артели «Молот» состоялось расширенное заседание правления. Решили ввести обязательное клеймение не только готовой продукции, но и основных деталей. Правление договорилось с артелью «Славкожизделия» о совместном проведении культурных мероприятий во вновь отремонтированном помещении колхозного театра. Два члена артели были посланы на курсы бригадиров и мастеров, один — на курсы культработников.

Кроме газовых ключей артель выпускала оконные петли и другие скобяные изделия. За 1937 г. промартель «Молот» выработала продукции на 98,8 тыс. руб., за первый квартал 1938 г. — на 506,9 тыс. руб. Учитывая, что в этом промежутке времени была проведена денежная реформа, производительность выросла на 209%. В артели появились стахановцы, выполняющие план на 160—280%: И.В. Горчилин, М.С. и В.П. Комоловы, С.Д. и Г.В. Коротковы, П.А. Маликов, Е.П. Майоров, Н.Н. Пералло, Н.И. Чистов и др. Председатель артели в это время — Николаев.

Об артели «Славкожизделия» газеты писали мало. Помимо основного предприятия, которое находилось в Павловской Слободе, была мастерская в Славкове. Упоминаются завпроизводством Синицын, начальник цеха дамских сумочек Д.А. Малыгин, бригадир футлярного цеха Виктор Иванович Расчетное. Ударники производства — футляр-щииа Лидия Васильевна Хлюпина, Стрелкова, Клюквина Грубиянов, стахановка Прасковья Попова.

В 1918 г. эвакуированное из Польши в Павловскую слободу Уцянское высшее уездное училище было слито с Павловской трудовой школой и образовалась единая трудовая школа второй ступени с девятилетним обучением. Директором был назначен М.О Косминский В 1929 г. она была преобразована в школу колхозной молодежи а в 1934 г. - в Павловскую семилетнюю школу.

В 1938 г. было запланировано преобразование семилетки в среднюю школу и строительство нового здания для начальных классов на

160 учащихся. К августу строительство должно было закончиться, но еще в октябре школа не была готова. В 1940 г в начальной школе училось 300 человек, в средней - около 700. До войны средняя школа успела сделать три выпуска. Но районное начальство было недовольно ее работой: «Школы хорошо оборудованы, имеют учебные псобия. Но несмотря на все это, дирекция средней школы плохо использует возможности. Павловская средняя школа - одна из отстающих в районе, успеваемость в ней составляет 65 процентов». В неудачах школы винили ее Директора Рудова. Однако жители Павловской Слободы вспоминают о С.П. Рудове как о высокообразованном, энергичном человеке, который пользовался большим авторитетом у учителей и школьников. Он погиб на фронте в годы Великой Отечественной войны.

В начальной школе работали лучшие учителя: Косминская, Успенская, Беляева, Митропольская. Отмечена была отличная работа технического работника М.М. Калинкиной.

В Ивановском была школа-десятилетка, — редкое явление в довоенной деревне. Начальная школа в Исакове и ее заведующая Степанова получили хорошие отзывы в прессе: «Чистота, порядок, прекрасная дисциплина — вот что встречает посетителя в Исаковской начальной школе».

Из средних специальных учебных заведений можно назвать уже упомянутые курсы механизаторов при МТС и Павло-Слободскую школу медсестер. При складе № 38 существовала Школа фабрично-заводского ученичества. С 5 по 15 января 1935 г. на время каникул в Павловской слободе был открыт десятидневный детский санаторий. В нем побывали 10 детей из колхоза «Серп и Молот» и 30 детей с Артсклада. Главной лечебной процедурой здесь было усиленное питание.

При клубе Павловской Слободы из учащихся средней школы созданы кружки: драматический, балетный и домровый.

Некоторое время одной из лучших в района считалась Павло-Слободская изба-читальня, но в 1938 г. в ней прекратилась. «Избу-читальню редко кто посещает, кроме бильярда и заняться больше нечем. Театр не работает, а раньше редкую пятидневку не было спектакля. Имелся киноаппарат, но где он — неизвестно. При избе-читальне работали кружки, но сейчас их нет ни одного. Фотоаппарат используется культурником Шереметьевым, который заделался фотографом и зарабатывает деньги».

В Павловской Слободе был один из двух в районе книжных киосков МОГИЗа (второй — в Гучкове, магазин был только в Истре). Библиотеку возглавляла Морозова. Самым активным читателем был колхозник из «Верного пути» Василий Егорович Гущин. Он прочитал все произведения Пушкина, Горького и Толстого. В 1940 г. в библиотеке было записано 1415 читателей, средняя посещаемость была 60 человек в день. Книжный фонд насчитывал 9000 книг. Работа Павловской библиотеки считалась образцовой.

Аптеку в Павловской Слободе тоже хвалили в печати: «Особенно хорошо стала работать аптека с 1934 г., когда заведующим был назначен Иосиф Борисович Файненбаум. Теперь оборот аптеки составляет 20 тыс. рублей в месяц, а иногда до 28 тыс. рублей». Павло-Слободская аптека прочно держала первенство в районе. В 1935 г по инициативе рабочего-кузнеца Степана Тимофеевича Козлова в Павловской слободе был создан народный хор. К 1940 г. в нем пело около 100 человек. Баянистом в хоре был М.И. Орехов, активно участвовали в его работе А.И. Осипова (заведующая детсадом), В Н Зачесова, П С. Каргетова. В 1936 г. на смотре народного творчества в Колонном зале Дома Союзов хор был награжден почетной грамотой и кубком. Его выступления неоднократно транслировало районное радио. До войны в Слободе славился игрой на разных музыкальных инструментах Сергей Маслаков.

Хорошие отзывы заслужило и Павло-Слободское сельпо (председатель Максимов): «Имея план 5,3 млн. руб., сельпо продало товара на 6 млн. рублей, получив 183 тыс. рублей накоплений. Хорошо работают в сельпо многие продавцы, завмаги тов. Комолов, [...] Глазова Александра. Неплохо работают в сельпо и работники пекарни: пекарь Уткин, [...] Дашенко Тихон и Дашенко Петр». К чайной Павловской Слободы тоже не было претензий: «Чайная Павловского сельпо (зав. буфетом В.И. Груздев) прекрасно обслуживает своих посетителей. В ней всегда имеются в продаже различные закуски, колбасные изделия, сдоба. В чайной установлен радиоприемник. [...] Оборот чайной достигает 50—60 тыс. рублей в месяц».

В июле 1937 г. магазин был открыт в Зеленкове. Здесь же некоторое время активно велась работа клуба, но в 1939 г. его закрыли. «Хороший клуб был в деревне Зеленково. Каждый вечер собиралась молодежь играть, петь и танцевать. Приходили и старики посмотреть, как отдыхает и веселится молодежь. Не понравилось это правлению колхоза, и решило оно разломать клуб и построить телятник. Решение привели в исполнение. Скучно стало в Зеленкове, негде провести время».

В целом по Павло-Слободскому сельсовету накануне Великой Отечественной войны ситуация была следующая. Председателем сельсовета был Леонтий Михайлович Яковлев, секретарем партийной организации, насчитывавшей 23 человека, — Матвей Иванович Гущин. Передовыми считались колхозы «Верный путь» и «Новинки», отстающими — «Исаково», «Серп и Молот» и «Шесть лет без Ленина». Неплохо шли дела в колхозах «Третий решающий» и «Красная гряда».

 

Rambler's Top100