ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Павловская земская больница

К концу XIX века в Московской губернии было 11 губернских и 47 уездных земских больниц. Кроме того, существовали фабричные немногочисленные частные лечебницы. Расстояние от местожительства любого больного не превышало по губернии 10 верст. Больница в Павловской Слободе была открыта Звенигородским уездным земством в 1896 г. Существовала она также в основном за счет земства. Промышленность в уезде была слабо развита, и поэтому доходы земства были невелики. По сравнению с Воскресенской лечебницей которую содержала губерния, уездные больницы вели куда более скромное существование. Их годовой бюджет был меньше примерно в четыре раза.

В пореформенной России сложился особый тип земского деятеля. В нем нашли реализацию многие народнические идеалы. Интеллигент земец — врач, учитель, статистик — рассматривал свою работу как выполнение профессионального и общественного долга, как служение народу, самой обездоленной его части. Материальная обеспеченность земских служащих была неодинаковой (многое зависело от местных условий, от состава земских управ и активности их руководителей), но уровень исполнения своих обязанностей был неизменно высоким. Всякое исключение из этого общего правила вызывало не только административные санкции, но и моральное осуждение.

Павловская лечебница строилась постепенно. Практически ло самой Первой мировой войны она находилась в стадии расширения В 1900 году на постройку зданий лечебницы Звенигородская управа выделила 6000 рублей на 12 лет. 1902 г. на постройку прачечной при лечебнице — 1500 рублей на 12 лет. Небольшие разовые вклады вносили частные благотворители. Так, в 1899 году поступили пожертвования от священника Аносинского монастыря Протопопова на постройку родильного приюта. Некоторые средства давали немногочисленные окрестные предприятия: кирпичные заводы, торфяные разработки и т.п.

Имеется план Павловской больницы на 1901 год. Лечебница расположена буквой «П", в основной части — палаты с боковыми коридорами, в пристройках — операционная, ванная и сиделочная. есть перевязочная для госпитальных больных в 4 аршина шириной и 6— 8 аршин длиной. Изоляционный барак для заразных больных находится на втором этаже, родильное отделение с отдельным входом — вместе с женским отделением. Квартиры врачей небольшого размера. В госпитале 3 отделения. 8 кроватей. Амбулатория построена в 1897 г., дом врача в 1900 г.

В 1904 г. больницу возглавляла врач И. И. Эльяшева. Около двух месяцев работала летом при больнице в качестве второго врача Н.Д. Бродская. На короткий срок она была приглашена потому, что два кирпичных завода прекратили производство и закрылись, так что в соглашении с земством остались только два торфяных болота и один небольшой кирпичный завод.

Амбулаторное лечение в этом году прошли 7224 больных, которые сделали 12 206 посещений. Квартирных больных было 142. Эпидемических заболеваний в селениях наблюдалось всего 44 случая (благополучный год). «Надо, однако, заметить, — сказано в отчете лечебницы. -что вообще последние годы эпидемии, если не считать кори и коклюша, наблюдаются в Павловском участке редко и не принимают больших размеров, а ограничиваются одной, двумя деревнями иди же проявляются в виде отдельных спорадических заболеваний в той или другой деревне. Объясняется это, мне кажется, отчасти тем, что в население начинает проникать понятие о заразительности заболеваний крестьяне начинают остерегаться, не полагаясь более так беспечно на авось Особенно боятся заболеваний в глотке, и нередко простое припухание шейных желез вызывает тревогу». '

"'Из 15 школ участка сотрудники больницы посетили 11. Осмотрели 275 школьников, ревакцинировали 297. В госпитале ежедневно бьпо занято в среднем 10 коек, считая рожениц. В стационар поступили 285 человек, которые провели здесь в сумме 3162 дня. Общее число рожениц было 74. что на 24 больше, чем в предыдущем году. 24 раза роженицам оказывалась помощь на дому. Персонал больницы ставил вопрос о создании родильного отделения. До того времени родильней служила одна из палат госпиталя, в которой невозможно было поддерживать надлежащую чистоту.

Небольшие улучшения больничного хозяйства состояли в постройке погреба при квартире врача. Были проведены непредвиденные работы по уничтожению домового гриба: отремонтированы пораженные грибом помещения, сделаны дополнительные отдушины. Крупным улучшением было строительство барака для заразных больных размером 24 на 12 аршин («здание просторное, светлое"), с пристройкой 8 на 8 аршин. На его постройку земство выделило 4500 рублем. На устройство родильного приюта требовалось 4000 рублей, на обзаведение заразного барака 725 рублей.

Насущной потребностью Павловской больницы было устройство системы водоснабжения. Вода добывалась при помощи ручного насоса 13 саженей глубиной, для получения одного ведра требовалось 22— 25 оборотов. Воду в таких условиях приходилось экономить, а об открытии инфекционного отделения (заразного барака, как его тогда называли) нечего было и думать. Сначала надеялись на устройство ветряного двигателя системы Давыдова для подъема воды из колодца. Двигатель Давыдова вместе с углублением колодца стоил 2300 рублей, "но так как С.В. Морозов к пожертвованным им раньше на этот предмет 500 р. прибавил теперь еще 250 р. и земским собранием было ассигновано 150 руб., что вместе составляет 900 руб., то для окончательного упорядочения водоснабжения лечебницы осталось добавить1400руб.-". К сожалению, в документе не раскрыты инициалы благотворителя. Может быть, это Сергей Викулович Морозов — представитель знаменитой семьи промышленников-старообрядцев.

Требовалось также провести воду в аптеку, прачечную и кухню, оштукатурить здание больницы, проконопатить построенный заразный барак, приобрести автоклав, белье и т.п. Необходимо было также расширить состав персонала. Прежде всего— пригласить фельдшерицу (жалование 420 руб. и 120 руб. квартирных). Врач Эльяшева писала: "Пааловская лечебница работает только с двумя лицами фельдшерского персонала, а так как одно часто отвлекается на роды, кроме того, оспопрививание ведется персоналом лечебницы, то при амбулатории в 12-13 тысяч и при госпитале работа часто ведется неправильно. С открытием заразного барака третье лицо еще более необходимо". Требовалась также сиделка для заразного барака (жалование 128 руб.).

В 1905 году ушел из больницы фельдшер Снегирев, который прослужил здесь 8 лет. Причина ухода - недостаточное материальное обеспечение. «В самом деле, продолжает Эльяшева, - максимум, до которого достигает жалованье фельдшера (и акушерки), за вычетом в эмеритальную кассу, составляет 42 рубля в мес.. но для этого надо прослужить 12 лет. и 42 р. - сумма все-таки недостаточная для семейного человека. Вновь же поступающий фельдшер получает первый год 26 р. 40 к. в месяц, а на эти деньги даже одинокому человеку, особенно при нынешней дороговизне всех предметов первом необходимости, просуществовать трудно".

За 1905 г. было 8397 амбулаторных больных и 13 509 посещений. Из эпидемий на участке наблюдалась скарлатина в 9 селениях (5 смертных случаев). Из Москвы была занесена оспа. Ею заболели 31 человек в Позднякове, 6 в Никольском и 3 в Бузланове. Было 6 смертных случаев. Благодаря усиленной вакцинации эпидемия не приняла больших размеров. Школьных эпидемий не наблюдалось.

В госпиталь поступили 272 человека, которые провели здесь 3369 дней. Это на 77 человек и 982 дня больше, чем в предыдущем году при том, что из-за ремонта один месяц госпиталь не работал. 102 раза принимались роды: 71 в больнице и 31 на дому В отчете лечебницы делался вывод: «При таком росте работы справиться с нею медицинскому персоналу, состоящему из одного врача и 2-х лиц фельдшерского персонала, становится невозможным. Это видно из распределения работы между персоналом: акушерка, кроме родов, число которых в текущем году вероятно достигнет 150—160, еще заведует хозяйством, бельем, присутствует при раздаче обедов и ужинов больным и помогает во время амбулаторного приема. Весь день, значит, она занята, ночь же нередко проводит в родильне.

Фельдшер заведует госпиталем, записью амбулаторных больных, аптекой, заготовкой лекарств и отпуском лекарств по рецептам врача во время приема, оспопрививанием и ездит иногда к больным или на эпидемии. Словом, работы так много, что персонал слишком утомляется и не только лишен законного отдыха, а абсолютно не располагает временем, чтобы обеспечить коечным больным тот уход, на который они имели право рассчитывать, поступая в больницу. И больные действительно часто ропщут, хотя нередко и жалеют нас, видя этот почти без отдыха труд".

Из-за низкой зарплаты служительский персонал (сиделки, прачки, дворники) отказываются участвовать в системе пенсионною страхования. Никто не рассчитывал долго состоять при больнице, и все боялись, что вступительные деньги пропадут даром.

В этом же году в основном было завершено оборудование заразного барака на 8 коек. Его предполагалось открыть в 1907 г. Недоставало ванны, клозета и не была подведена вода. Пока же его предлагалось приспособить под родильное отделение. В этом же году провели текущий ремонт многих больничных зданий. Крупные же проблемы Павловской лечебницы так и не были решены. Главной из них оставалось водоснабжение. Оно находилось в самом плачевном состоянии: "старый насос окончательно испортился, новый же, поставленный инженером Давыдовым, никуда не годится". Воду приходилось возить, что обходилось очень дорого — 300 руб в год.

В 1906 г. здание лечебницы было оштукатурено. Командир артиллерийской бригады пожертвовал лечебнице 90 рублей 50 копеек. В сентябре этого же года заразный барак, не успев начать функционировать по прямому назначению, сгорел, но в 1908 г. был вновь выстроен.

В 1907 г. в лечебнице по-прежнему 1 врач, 2 фельдшера, 2 сиделки, 9 дворников, кухарок и других служителей. Персональный состав следующий: врач Эльяшева, фельдшер Павловский (в это время его замещал Воробьев) и Лебедев, акушерка Куликова. Благодаря пожертвованиям С. В. Морозова наконец-то решили проблему водоснабжения: установили насос с конным приводом. Также были построены сарай с погребом и чердаком для сена, погреб для керосина, территорию с двух сторон огородили забором.

К 1914 г. на содержание лечебницы, с момента основания, было истрачено 21 653 рубля. Среди уездных земских больниц, только на Звенигородскую (38 499 рублей) и Перхушковскую (28 204 рубля) тратится больше. На строительство и благоустройство израсходовали 19 788 руб.

 

Rambler's Top100