ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА
Главная » О храме » История » История села » Павловская Слобода в XIX веке » Павловская казенная суконная фабрика

Павловская казенная суконная фабрика

К 1810 г. управляющий Павловской суконной фабрикой, чиновник 6-го класса Осип Тимофеевич Серебряков за свои труды по подавлению волнений крестьян и расширению производства получил орден св. Владимира 4-й степени. Неизвестно, как скоро ему удалось вывести фабрику на намеченные военным ведомством объемы производства. В 1812 г. об этом говорится скорее как о перспективе, чем о свершившемся факте. Фабрика «по недавнему новому ея устройству должна иметь 80 станов для приуготовления 90 000 аршин сукна на армию. Мастеровых положено 2000 душ обоего пола».

Из этого описания видно, что перед Отечественной войной на фабрике проводились значительные перестройки. События 1812 года затронули все Западное Подмосковье. Мы не знаем, кто из жителей села Павловского участвоват в партизанском движении. Газеты много писали о подвигах партизан Звенигородского уезда. В любом случае мы знаем, что практически все крестьяне храбро защищали свои села от неприятеля. В Павловском долго сохранялось «французское кладбище" -памятник сопротивления наполеоновским войскам в 1812 году.

По числу рабочих фабрика не вышла на запланированный уровень даже в середине 1830-х годов. Ревизские сказки на 1834 г. показывают при фабрике 588 человек мужского пола и 652 женского пола, в селе Павловском Комиссариатского ведомства 210 мужчин и 234 женшины. В Лобанове проживает 313 человек обоего пола, в Пешкове - 153, в Новинках — 141. Всего в Павловской волости насчитывалось 3413 человек.

Фабрика расширяется. Крупные перестройки прошли при директоре А.А. Шульце. Своей рабочей силы на строительстве не хватало, поэтому ее привлекали со стороны. В 1837 г. объявлены торги на постройку двух каменных двухэтажных зданий на Павловской фабрике, требуется 614 каменщиков и 740 плотников. В том же году на постройку двух деревянных зданий нанимают 2136 плотников.

По соседству с Павловским находилась фабрика кн. М.Н. Голицына в Никольском-Урюпине, которая производила армейские сукна. Часть их шла на поставку, а часть окончательно отделывалась на Павловской казенной фабрике и поступала в вольную продажу.

Директором Павловской фабрики в 1835-1838 гг. бып А А Шульц. Он имел некоторую известность в военно-медицинских и военно-промышленных кругах.

Антон-Отто Леопольд Александрович фон Шульц родится в Лифляндии 3 марта 1792 г., обучался в Дерптском университете там же защитил диссертацию на степень доктора медицины. Он выпопнял свои обязанности врача во время войн с Наполеоновской Францией устраивал в Москве временные больницы. Он и женился благодаря своей профессии.

Шульц сопровождал в Костромскую губернию раненого офицера - Ивана Павловича Шилова. Иван Павлович и его старший брат Сергей были участниками ранних декабристских обществ, дружили с П. Пестелем. Шульц женился на сестре Шиповых Надежде Павловне. В приданое было куплено злополучное имение, в котором впоследствии он и погиб.

До 1816 г. Шульц состоял на военно-медицинской службе, затем — штаб-лекарем в штате Московской полиции. На этой должности принимал участие в устройстве в Москве пяти «случайных» больниц и больницы на Воробьевых горах, где безвозмездно пользовал больных до учреждения там постоянной больницы. С 1827 г. состоял членом Медицинской конторы. Одновременно занимался частной практикой, применял лечение магнетизмом и обратил тем самым на себя внимание высочайших особ. Из медицинских сочинений Шульца на русском языке известно два, в том числе одно оригинальное «О лечении минеральными водами, как натуральными, так и искусственными» (М., 1838).

В 1833 г. Шульц перешел на службу в комиссариатский штат Военного министерства, через два года стал директором казенной Павловской суконной фабрики. Он пробыл в этой должности три года и был удостоен чина действительного статского советника (соответствовало генералу по армии). В 1841 г. Шульц вышел в отставку и уехал в свое костромское имение, где в июле следующего 1842 г. был убит взбунтовавшимися крестьянами.

Объяснение причин гибели А.А. Шульца находим в воспоминаниях современника, Хр. Хр. Репмана. Пока генерал находился на службе, в его имении крестьяне свели лес, не платили оброк и т.д. Выйдя в отставку, Шульц захотел привести в порядок имение, но вскоре был убит. Убийцы были быстро найдены, потому что на полученные деньги ударились в разгул. Специальная комиссия корпуса жандармов установила, что виновниками смерти Шульца были четверо каторжников. Их подкупили крестьяне, негодовавшие на барина за крутые перемены в хозяйстве.

Надежда Павловна Шульц, овдовев, открыла в Царском Селе первое в России училище для девии духовного звания. Ей помогала великая княжна Ольга Николаевна и весь царский двор, где Н.1 была в почете. Один из ее сыновей, Павел Антонович Шипов-Шульц был среди самых видных деятелей реформ по освобождению крестьян от крепостной зависимости.

В 1849-1850-х годах фабрику возглавляет действительный статс кий советник князь Грузинский. К сожалению, в документах за его подписью не указаны инициалы, так что остается только гадать Ка кой из князей этого рода был директором Павловской фабрики. Наименование князей Грузинских в XIX в. утвердилось за потомками царевича Бакара Вахтанговича, выехавшего в Россию в 1727 г. В данном случае мы имеем дело с кем-то из его правнуков. По годам жизни и чину подходят двое: Николай Яковлевич (умер в 1861 г. в чине действительного статского советника) и Яков Яковлевич (умер в 1765 г. в том же чине).

В 1845 г. в документах мелькает подпись еще одного управляющего (помощника директора) — Гогеля. Родоначальником этой фамилии в России был уроженец Монбельяра Генрих (Григорий Григорьевич) Гогель. который поступил в русскую службу в 1775 г. Монбельяр -владение Виртембергского княжеского дома, из которого происходила императрица Мария Федоровна, жена Павла I. Оно было расположено на юго-западе Германии (теперь — территория Франции). Вместе с невестой цесаревича Павла Петровича в Россию приехало несколько монбельярских дворян. У Григория Григорьевича было несколько сыновей и внуков. Служба большинства из них известна и она проходила в сферах, далеких от казенного сукноделия. Только капитан Александр Иванович Гогель (родился в 1809 г.) остался вне поля зрения биографов. Возможно, он и был в 1840-х годах помощником директора фабрики.

В середине века Павловская казенная фабрика с числом рабочих около 1700 человек обоего пола выделывала ежегодно от 400 до 500 тысяч аршин гвардейских и всех приборных для армии сукон. Сумма годового производства в 1856 г. составила 550 000 рублей серебром. Фабрика была одним из крупнейших предприятий такого рода. Ее продукция была представлена на всех Мануфактурных выставках, которые начали устраиваться в России. Особенностью фабрики было производство сукна высокого качества — гвардейского.

В момент своего наивысшего развития, накануне Крымской войны, фабрика представляла собой небольшой промышленный городок. Главное здание находилось на правом берегу Большой Истры и имело 15 саженей по берегу реки, и 30 под прямым углом к ней; в этом здании помешались: сушильня, красильня, паровой корпус и прядильня; позади, - параллельно главному корпусу, был устроен магазин в 40 саженей длины; подле главного корпуса имелось еще 5 небольших корпусов, в которых расположились прессовые, стригальные, ворсильные, чесальные и другие отделения фабрики. Все эти здания каменные; но кроме них было еще несколько деревянных построек, в которых также помещались отделения фабрики Дома мастеровых и фабричных были построены по периметру фабрики. Большая Истра перед самой фабрикой была запружена плотиной в 35 саженей длины и до 7 ширины; перед плотиной были устроены в два ряда ледорезы. Всего производство занимало 15 казарм. Фабричные жили в 400 домах, принадлежащих фабрике. Кроме того на счет фабрики содержалась богадельня для престарелых, увечных и сирот до 10-ти-летнего возраста и больница на 30 кроватей.

Всей земли за фабрикой числилось около 1570 десятин. Часть свободной от строений земли была обращена в пашню, другая составляла сенокос, обе части обрабатывались наймом преимущественно фабричных крестьян, если эта обработка не мешала их занятиям на фабрике. Собираемый хлеб продавался, сено или шло на корм казенных лошадей, или продавалось. Выручаемые от обработки земли деньги, а также деньги, собираемые за помол хлеба на Павловской мельнице обращались в фабричный капитал. По мере надобности из него выделялись суммы на ремонт мельницы и жалование двум мельникам.

Для производства работ на Павловской суконной фабрике имелись следующие машины: 53 чесальные. 72 прядильные, 30 стригальных, 290 ткацких станов, 13 ворсальных, 3 голландских сукновален и другие машины. Всего 539 различных машин и станов, цена которых достигала 77 000 рублей серебром.

Механизмы приводились в движение посредством одной паровой машины в 38 лошадиных сил, а также конными и водяными приводами. Цена паровой машины и всех приводов вместе взятых составляла 32 500 руб. сер. Следовательно, все машины вместе стоили 109 500 руб. сер. Количество и качество изготовления сукна на Павловской фабрике определял заказ комиссариата. Кроме выделки сукна, на фабрике производилась окраска суровья, поставляемого сюда военным ведомством с других фабрик. Закупка и доставка материалов на фабрику, также как и отпуск готовой продукции, осуществлялись согласно распоряжениям директора из конторы фабрики, находящейся в Москве. Готовые сукна сдавались в Московскую комиссариатскую комиссию с приложением штемпелей фабрики и ярлыков.

Хотя заказы Комиссариатского департамента не были одинаковы в каждый год, в среднем на Павловской суконной фабрике изготовлялось: гвардейского сукна 103 470 аршин на 180 330 руб. сер. армейского приборного 202 630 аршин на 267 160 руб. сер. всего: 306 100 аршин на 447 490 руб. серебром, что составляло 1/14 всего «заготовления сукна Министерством Финансов».

Производственные расходы складывались из затрат на покупку машин, строительство и ремонт фабричных зданий, заработной платы и отопительно-энергетических статей. На отопление фабрики и нагревание парового котла в 1843 г. разрешено было употреблять торф. Он добывапся на землях фабрики (видимо, в Новинках) ежегодно по 1000 куб. саженей, «на что нужно не более двух человек рабочих». С 1844 г. на торфяное топливо перешла парокотельная печь и половина прессового корпуса, что сберегло до 6000 руб. серебром. В следующем году прядильный и главный корпуса стали отапливаться тихо от парового котла, что также сберегало, по крайней мере, 7115 руб. серебром ежегодно.

На содержание и ремонт фабрики, а также на текущие расходы, деньги отпускались из Комиссариатского департамента директору, ремонт машин, не требующий больше 25 руб. серебром, разрешался самим директором; починки же выше этой суммы оплачивались не иначе как по составлении акта о порче, подписанного машинистом, архитектором и директором, или его помощником. Такой же акт составляется и при освидетельствовании починки. Покупка на фабрику новых машин взамен испорченных производилась только с разрешения общего присутствия Комиссариатского департамента. Если же цена новой машины превышала 25 000 рублей серебром, то на ее покупку испрашивалось разрешения военного совета.

На случай пожара на фабрике имелись пожарные трубы и инструменты. Для тушения пожаров было назначено 60 человек фабричных, которые продолжали работать на производстве и не получали за работу пожарниками никакой особой платы. Караульную службу на фабрике несла инвалидная рота.

Наемных рабочих на Павловской суконной фабрике не было. Работали исключительно приписанные к ней фабричные, которые разделялись на способных и неспособных к работе. Первых насчитывалось 600 мужского и 550 женского пола и малолетних соответственно ПО и 130 человек, неспособных — 130 мужчин и 260 женщин, малолетних 200 мальчиков и 180 девочек. Всего 1040 лиц м.п. и 1120 ж.п.

Все эти рабочие были освобождены от рекрутской, податной и других повинностей. Собственной земли они не имели, а получали провиант: взрослые, как мужчины, так и женщины, способные и неспособные к работе — по 1 пуду 32 1/2 фунтов муки и по 1 1/2 гарнца круп в месяц; дети от 7 до 10 лет — 36 1/4 фунтов муки и 3/4 гарнца круп; на прокормление детей до 7 лет выдаваюсь 1 рубль серебром в месяц. Престарелые и увечные получали: мужчины по 36 рублей, а женшины по 24 рублей серебром в год. Провиант заготовлялся военным провиантским ведомством.

Способные к работе получали или окладное жалование, или сдельную плату, последняя выдавалась по истечении месяца. Особо оплачивались сверхурочные работы. В случае порчи машины или инструмента ущерб возмещался из зарплаты рабочего.

Сдельная плата была довольно незначительна и считалась поштучно. Так, за расщипку шленской шерсти для утка и основы полагалось I 1/2 копеек, за прядение основной шерсти 20 копеек. Самую высокую плату получали ткачи — 8 рублей 30 копеек с половины куска. В среднем оплата разным рабочим за аршин сукна составляла:
для гвардейского сукна — 1 руб. 80 коп.
для армейского полушлёнского сукна — 1 руб. 31 коп.
для отделочного приборного — 1 "руб. 94 1/4 коп.

Окладное жалование давалось 178 человекам: это были приказчики, мастеровые, подмастерья, работники и писари. Жалованье всем этим лицам составляло в год 18 876 руб. сер.

Павловской суконной фабрике была приписана волость из 5 деревень, в которых числилось 440 дворов 1875 человек мужского пола и 1987 женского. Количество земли этой волости достигало 8840 десятин. Крестьяне, в отличие от фабричных, выполняли все го-дарственные повинности и обязаны были вносить в капитал фабрики оброк, который зависел от рода занятий крестьянина. Землепашцы и вообще промышляющие черной работой платили по 8 рублей серебром в год с ревизской души. Безземельные - смотря по ремеслам медники и шорники по 20 руб., золотых и серебряных дел мастера, а также скорняки — по 25 рублей и часовщики - по 30 рублей серебром с ревизской души. Неисправно платящие оброк отрабатывали недоимку на фабрике, а крестьяне, исправно платящие, этим оброком освобождались от всех фабричных работ. Рекрутскую повинность крестьяне отправляли также на фабрике. Дети рекрутов причислялись в фабричные. Внутреннее управление Павловской волости осуществлял директор фабрики.

В 1830 г. по соседству с Павловской суконной фабрикой появляется еще одно аналогичное производство. Отпущенный на волю крепостной Григорий Михайлович Цуриков, специалист по устройству плотин, получил правительственную медаль за установку плотины для Павловской фабрики. В 1817 г. Цуриков устроил мельницу на реке Истре, разместил на ней сукновальные ступы и начал валять сукна из суровья, получаемого с Павловской фабрики. В 1830 г. он организовал свое собственное предприятие в селе Ивановском. К 1856 г. Ивановская фабрика производила сукна вдвое меньше, чем Павловская, но по производительности уже опережала ее. Наступала эпоха развития капитализма в России и частного предпринимательства. Крепостное право доживало последние годы, а вместе с ним в прошлое уходили и казенные предприятия, основанные на принудительном труде государственных крестьян.

Обстоятельства закрытия Павловской суконной фабрики известны из уже упоминавшихся мемуаров Репмана. Его отец, Христиан Карлович Репман был приглашен генералом Шульцем, начальником казенной Павловской фабрики для устройства новых машин. Со слов отца ему известно, что мысль о закрытии фабрики подал цесаревичу Александру Николаевичу его наставник Кавелин. Они вместе приезжали на Павловскую фабрику во время путешествия будущего императора по России в 1837 г. «Отец слышал, — говорит Репман, — как Кавелин доказывал наследнику, что подобные казенные предприятия невыгодны государству и не дело казны заниматься фабричным делом, которое в частных руках может процветать и быть полезным государству. Это воззрение Кавелина имело успех и повлияло на наследника. Александр II, вступив на престол, по возможности сократил казенные предприятия, между прочим, была закрыта и Павловская суконная фабрика». Таким образом, еще до того, как стать освободителем крепостных всей России, Александр II освободил Павловских крестьян от ненавистной фабричной барщины.

 

Rambler's Top100