ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Анна Ильинична Морозова

Милославские были старым служилым родом, известным с конца XV века но богатством и положением в обществе не выделялись. Анна Ильинична став неожиданно сестрой царицы, и не могла иначе быть выдана замуж, как по самому высшему политическому расчету.

Анна Ильинична вышла замуж совсем молодой и ее семейная жизнь не была счастливой. Как писал злоязычный врач царя С. Коллинз о браке Морозовых, «он был старый вдовец, а она здоровая молодая смуглянка; и вместо детей у них родилась ревность, которая произвела кожаную плеть в палец толщиной». Кроме того, Коллинз намекает, что именно ревность Морозова была причиной того, что англичанин Вильям Барнсли, «которого боярин подозревал в слишком коротком знакомстве с своим домом», был сослан в Сибирь.

Анна Ильинична по своему исключительному положению была близка к царской семье. Ее приходно-расходная книга постоянно упоминает о визитах боярыни «вверх», т.е. в царские терема. Все эти визиты сопровождались большой раздачей милостыни у кремлевских соборов.

В 1662 году Борис Иванович Морозов умер. Анна Ильинична осталась вдовой и самой богатой женщиной Руси. Считалось, что только семья Строгановых могла соперничать с морозовскими богатствами. Анна Ильинична сохранила все порядки в вотчинах, заведенные при своем муже, во многом продолжая его дела.

В 1662 году была составлена опись всех вотчин, которые были оставлены Анне Ильиничне мужем. В архиве древних актов эта опись занимает более 800 листов. К сожалению, та часть документа, которая посвящена селу Павловскому, сохранилась крайне плохо. Описана старая деревянная церковь Благовещения.

«А в церкви образы и свечи, и книги, и ризы, и колокола, и всякое церковное строение боярина Бориса Ивановича жены ево боярыни вдовы Анны Ильиничны». При церкви служили: «поп Фрол, прозвище — Куча, дьячек Роман, прозвище — Залетай».

В селе были «двор вотчинников, да двор конюшенной, да двор скотной, а в нем живут скотники Павлик да Гришка, да Мартынка. Да в селе приказчик Демид Софонов».

Кроме того, в селе перечислены дворы кузнеца, колесника, конюхов.

Сохранилась приходно-расходная книга Анны Ильиничны за один неполный год ее хозяйствования. По книге можно представить себе денежный оборот в семье большой боярыни. Поражает количество займов, которые возвращают самые разные люди. Судя по дате, это были деньги, которые раздавал еще боярин Борис Иванович. Суммы, которые возвращаются боярыне, круглые (сто, триста рублей), это означает, что ссуды были беспроцентными. Кто только не был должен Морозовым: это и близкие знакомые из числа высшей московской знати, и стрельцы, и торговые люди.

Общая сумма долгов, которые получила Анна Ильинична за несколько месяцев огромна — более 5 тысяч рублей. И сама она давала в долг, но у нее уже не было такого размаха, как у мужа в основном, одалживались женщины из знатных семей. Было одно исключение - в мае 1663 года Анна Ильинична дала в долг своему отцу больше тысячи рублей. Поскольку отчет был налажен строго, в книге это отражено сухой записью: «Боярину Илье Даниловичу заем».

Но более всего поражает сумма милостыни, которую раздала за 1663 год Анна Ильинична. Милостыня раздавалась каждый день. Обычно отводилась не такая уж большая сумма — 9 или 16 рублей. Но кроме этого давались большие суммы на богадельни, тюрьмы, монастыри. Эти суммы обычно доходили до десятков или сотен рублей. Особенно боярыня пеклась о пленных, которые выбрались из чужеземной неволи и пробирались к себе домой. «Полонянникам» выдавались значительные суммы. Большие деньги шли монастырям. Постоянно заказывались панихиды по Борису Ивановичу, но они стоили немного. Не проходило недели, чтобы в доме боярыни не появлялись отцы или сестры из московского или какого-нибудь очень дальнего монастыря и не получали бы сотню рублей на монастырские нужды.

Всего за год она раздала более 16 тысяч рублей милостыни. Это целое состояние для этого времени.

Помогала боярыня и некоторым людям своего круга, но, вероятно, особо нуждающимся и хорошо знакомым. Князю Петру Мещерскому покупались ткани, а князю Михаилу Елецкому — сапоги и выдавались небольшие суммы «не в заем».

Личный расход боярыни, особенно по сравнению с расходами на благотворительность, ничтожны. Время от времени в книге появляется запись: «Анна Ильинична взяла рубль на росход». Очень мало покупали в ее доме продуктов. Это понятно — все необходимое шло из собственных сел. Значительной статьей расходов была покупка тканей. Боярыня покупала черные ткани согласно своему положению вдовы. Но много покупалось и цветных заморских атласов, объярей и камок. Вероятно, значительная их часть шла на украшение храма.

Главным делом Анны Ильиничны в эти годы было завершение строительства каменной церкви в селе Павловском. В селе была деревянная церковь Благовещения, каменную начали строить ближе к боярским хоромам.

Начал строительство Борис Иванович. Его вдова только расплачивалась с каменщиками. В октябре 1662 года «каменщику Ондрею Моисееву с товарищи дано за церковное дело 300 рублей». В декабре боярыня расплатилась за поставку камня — 600 рублей, в июне следующего года — за покрытие глав белым железом (75 рублей мастерам).

Церковное строительство в Древней Руси не было слишком дорогим делом. Деревянные храмы стоили очень дешево, каменные постройки требовали значительно больше средств. Но самым дорогим в устройстве церкви было ее внутренне убранство — иконостасы, осветительные приборы, священные сосуды, книги, облачения. Поэтому во всех официальных описях непременно подчеркивается, на чьи деньги украшалась церковь.

Этой же осенью для церкви покупались еще недостающие гвозди и окна (по описи 1667 года в церкви было 18 слюдяных окон). Но уже полным ходом шли работы в интерьере. Был заказан иконостас московским художникам Ивану Владимирову и Филиппу Павлову. В октябре они получили на материалы (краски и доски) 500 рублей, а в ноябре Анна Ильинична заплатила им еще 400 рублей.

Анна Ильинична купила в церковь несколько книг, а в декабре заплатила за колокола: «за дело и за прибавочную медь и за олово дано 324 рубли котельного ряда торговому человеку Алексею Григорьеву, и те колокола посланы в Павловское». В большом колоколе было около 370 кг а в малом - около 47 килограммов.

17 февраля за шесть больших «свечей поставных» (т.е. напольных) заплачено 82 рубля. Следующей статьей расхода в книге боярыни идут выплаты всем, кто участвовал в освящении церкви. Таким образом, можно считать точно установленным, что церковь Благовещения в селе Павловском была освящена 17-19 февраля 1663 года.

Освящение было очень торжественным. Были приглашены два хора («станицы») Крутицкого митрополита. Служил архимандрит Кремлевского Чудова монастыря с четырьмя приглашенными священниками, архидьяконом и пятью дьяконами, не считая клира.

На чертеже, хранящимся в фонде Тайного приказа, личной канцелярии царя, которая занималась селом, показаны оба храма. Деревянная церковь одноглавая, с ярусами закомар, характерных для русского зодчества конца XV— начала XVI вв. Новая каменная церковь показана такой, какой она, почти без изменений дошла до нашего времени. Она пятиглавая, с дополнительными главками над приделами, с шатровой колокольней.

Очень многие приобретения для храма не вошли в сохранившиеся документы. Выше упоминались покупки Анной Ильиничной цветных тканей. Читая описания церкви в Павловском с множеством драгоценных покровов на престолы и облачениями, можно представить себе всю роскошь и многоцветие убранства церкви.

Итог стараний Анны Ильиничны по украшению храма подводит опись 1667 года. В центральном иконостасе храмовая икона Благовещения и икона архангела Гавриила были в золотых окладах с драгоценными камнями. Венец на иконе Благовещения был украшен жемчугом. В том же местном ряду находились иконы: Алексея — человека Божия (святой покровитель царя Алексея), Алексея Митрополита Московского, преподобной Марии Египетской (ее имя получила царица Мария Ильинична). Была икона Зачатия Богоматери (этой иконе молились о рождении детей), преподобного Саввы Сторожевского. В этом же ряду находилась икона пророка Ильи — небесного покровителя боярина Бориса Ивановича, крещеное имя которого было Илья. Кроме того, были иконы Троицы и покровителей лошадей Флора и Лавра. На местных образах были серебряные венцы, перед иконами стояли шесть деревянных подсвечников (по всей вероятности, расписных). В остальных рядах иконостаса было 11 икон в серебряных басменых окладах и 30 без окладов.

На аналое и в алтаре иконы Благовещения были украшены серебряными позолоченными окладами. Во всех тех алтарях были литые серебряные Распятия. Серебряные священные сосуды - потир, дискосы (3 блюда), лжица — были только в главном алтаре, в приделах они были оловянные. 3 напрестольных Евангелия были украшены серебряными окладами.

Храм был полностью снабжен необходимыми книгами. Здесь были 12 томов Минеи со службами на весь год, Псалтири, Часословы, Служебники и Требники для священников. Поразительно, что кроме необходимых по уставу богослужебных книг, в храм сразу же были куплены книги для чтения. Это были два толковых Евангелия, Прологи с житиями святых и рассказами из истории, сборник Ефрема Сирина, Житие Николая Чудотворца.

В храме было два придела — пророка Ильи и Николая Чудотворца. В приделе Ильи пророка находилась икона Похвалы Богоматери, вероятно, связанная с родом Милославских. Во всяком случае, в доме Ильи Даниловича Милославского в Кремле домовая церковь была Похвальской. Были иконы Иоанна Лествичника и Иоанна Златоуста (по всей видимости, в память отца боярина). В приделе Николая Чудотворца местные образы Спаса и Николы были в серебряных венцах.

Уже упоминалось, что стараниями Анны Ильиничны в храм села Павловского было куплено множество драгоценных тканей. Покров-цы, «одежды на престол», облачения шились соответственно вкусам времени, когда сочетания самых ярких красок считалось обязательным. Поэтому в описи встречаются описания: «ризы — объярь алая, оплечье — атлас серебряный, опушены зеленым» или: «ризы из красной камки, кайма лазоревая». Были и примеры удивительного вкуса — покровцы: «атлас бел, опушен дорогами — бруснишной цвет».

Кадил в храме было четыре (одно серебряное), одна медная водо-святная чаша. Три паникадила в храме были медные.

Самым неожиданным в описи интерьера церкви были «два зеркала стенные, хрустальные». Нет сомнения, что эти чрезвычайно дорогие веши были просто украшением и символом дорогой жертвы устроителей храма, а не предназначались для того, чему они служили в обычном быту.

Описание храма в Павловском как нельзя лучше показывает уровень жизни и богатства его устроителей. Разумеется, в обычной сельской церкви этого времени нельзя было найти и части той роскоши, которой оснастили храм Благовещения его создатели.

 

Rambler's Top100