ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Древнейшая история села

Берега Истры в районе Павловской Слободы насыщены памятниками археологии. Все относятся к XI—XIII векам нашей эры, т.е. ко времени славянской колонизации края.

Славяне появились здесь в девятом веке. Они постепенно сливались с местным угро-финским населением. Это была мирная колонизация - мы не знаем ни одного археологического памятника этого времени, в котором были бы видны следы военных действий.

Подмосковье было границей расселения двух больших групп славянских племен, вятичей и кривичей, о которых говорит первое известное нам сочинение по русской истории — Повесть временных лет. Район Павловской Слободы как нельзя лучше показывает многообразие следов разных племенных групп. На высоких берегах Истры в окрестностях села известны несколько групп курганов и два селища. Работавший в районе Павловской Слободы археолог К. Виноградов попал под обаяние этой местности. «Для курганных кладбищ славяне XI—XII веков выбирали обычно высокие точки правого и левого берега, откуда открывался красивый, широкий и далекий горизонт. В этом хочется подметить один штрих психологии славянина по отношению к умершим: заботливое отношение к ним; он хочет как бы окружить красотой природы своих умерших родственников.

Везде глаз ваш отмечает особенности ландшафта: высокий, часто крутой берег реки, около которого медленно текут прозрачные воды, с любующимся в них голубым небом; на берегу растет смешанный лес, неоднократно сводившийся человеком, недалеко поля, подползающие к лесу... На все это задумчиво, кажется, смотрят столетние памятники - курганы, заботливо поставленные около тысячи лет назад славянами — колонизаторами. Сами курганы обычно поросли лесом».

Поэтическое описание курганов археологом — большая редкость. К нему нужно добавить более прозаическое, но совершенно необходимое замечание. Курганы располагались в небольшом расстоянии от жилья. А древние славяне селиться предпочитали именно на высоких берегах рек.

Если посмотреть на карту выявленных археологических памятников Подмосковья, то обнаружится, что Павловская слобода окружена курганами и селищами древних славян. Нет сомнения, что само село также стоит на древнем поселении. Археологическая ситуация в Павловской слободе очень сложна. Именно здесь проходила граница рас селения двух племен. Многие памятники археологии еще ждут исследователей, но то, что было раскопано, дает очень сложную картину. Летом 1924 года самый большой курганный могильник у Павловской Слободы раскапывал археолог Новоиерусалимского музея К.Я. Виноградов. Эти курганы, а их больше сорока, находятся недалеко от конечной станции железной дороги, ведущей в Павловскую Слободу. В раскопках ему с энтузиазмом помогали местные жители: учителя М.О. Косминский, М.П. Архангельский, В.С. Попов, А.Ф. Орехов. Н.И. Косминский, А.С. Косминская, ученики школы, служащие Артсклада и местного кооператива и многие другие. Поэтому экспедиции музея удалось много сделать. Были раскопаны семь курганов с тремя женскими и шестью мужскими захоронениями. Курганы с мужскими захоронениями обычно бедны вещами. Кроме горшков с пищей, которые ставились в ногах умерших, практически ничего найдено не было. Курганы с женскими захоронениями были богаты украшениями, именно они дают материал для датировки и определения этнической принадлежности памятника.

Курганы имеют практически одинаковую форму — полушара. Окружены они ровиками, откуда бралась земля для насыпи. Почти всегда при раскопках встречается слой углей, видимо, славяне очищали место для могилы и устраивали костры для поминальной трапезы. Обычай употребления огня восходит к временам, когда славянские племена своих покойников сжигали (вплоть до X века). Умерших клали головой на запад, иногда просто на землю или выкапывали неглубокую могилу.

В одном из курганов была захоронена относительно богатая женщина. Но и в нем не было серебряных украшений — только из бронзы или свинца. Но обилие их не могло не порадовать археологов. Славянка была похоронена в полном наборе украшений. Были найдены несколько височных колец из тонкой бронзовой проволоки с завязанными концами. Обычно женщины носили по три таких кольца на каждом виске. Кольца закреплялись на шнурках или ремнях, иногда вплетались в волосы. Форма этих колец всегда говорит о принадлежности тому или иному славянскому племени. Простые проволочные височные кольца определенно указывают на кривичей. Эта группа славянских племен жила на Верхней Волге.

Эта же славянка носила серьги с тремя металлическими шариками на каждом, сзади на шее свинцовую крестообразную привеску, что указывает довольно определенное время (XI—XII вв.). На шее погребенной женщины двойные бусы: одни из металлических шариков, вторые из шариков желтого прозрачного стекла. Древняя Русь была царством стеклянных бус. Почти все они происходили из Киева и его окрестностей. Обычно желтые бусы определенной формы археологи именуют «лимонками».

Кроме того, славянка носила на шее гривну из трех жгутов двойной скрученной проволоки с пластинчатыми концами, загнутыми колечками. Витые гривны очень широко были распространены в Европе. Подобные сложные гривны, как правило, указывают на XII век. В это время усиливалось Владимиро-Суздальское княжество, и закладывались небольшие города на его границах, в том числе и Москва. Чуть позднее, в начале XIII века, гривны практически вышли из моды. На левой руке женщины был металлический перстень, с орнаментом в виде двух треугольников, посредине узор в виде столбика с 4-мя расходящимися полукругами. На той же руке пластинчатый браслет, с орнаментом в виде ромба. Пластинчатые браслеты встречались на очень широкой территории — от Смоленска до Владимира, от Новгорода до Москвы. Браслеты именовались «обруч» или «запястье», часто они надевались поверх широких рукавов.

В соседнем кургане было двойное женское погребение. Эти женщины были украшены гораздо скромнее. На одной были шарообразные металлические бусы и два кольца, одно свинцовое, второе бронзовое с заходящими концами. На второй женщине были височные кольца, два бронзовых кольца и свинцовая шейная гривна. Эти признаки четко указывают на принадлежность данной курганной группы племени кривичей. Названия деревни Веледниково тоже может быть связано с кривичами. Слово «велия» в древнерусском языке означает «большая, великая». Названий с таким корнем много в Белоруссии и на Северо-западе. Славянское по происхождению и название деревни Борзые, происходящее от слова «борзый» — быстрый, стремительный. Невдалеке от Борзых еще в XVII веке стояла деревня Черная Быстрь. Корень этого названия — «стр» — звучит и в названии реки Истры, и в словах «стремнина, струя». Как видно из этого перечисления, все названия происходят от быстро текущей реки, а ниже по течению употреблено, вероятно, в названии деревни Веледниково, уже понятие — «пеликан, большая вода».

В районе деревни Зеленково проводил раскопки известный археолог В.А. Городцов. В курганах были найдены семилопастные мисочные кольца, сердоликовые бусы в форме двух пирамид, бронзовая витая финна, витые браслеты и перстни, прорезные пластинчатые перстни с геометрическим орнаментом. Эта коллекция сохранилась в Историческом музее.

К северу от села на обоих берегах Истры обнаружены два селища и большая группа курганов (между Павловской слободой и деревней Лобаново). Городцов начинал раскопки в этом чрезвычайно привлекательном для археолога районе, но успел вскрыть только два кургана. Среди находок — ожерелье из бус, железная пряжка, керамика.

Селища не раскапывались, но по всем признакам они относятся к XI—XII векам. Семилопастные височные кольца — верный признак вятичских племен, которые селились по Оке в районе Рязани. Весь южный берег Москвы-реки был заселен вятичами. Только в некоторых местах они переходили через эту границу, одним из таких уникальных мест стали берега Истры у Павловской Слободы. Земли будущего Московского края весьма условно подчинялись киевскому князю. Дань платили, но в остальном край развивался самостоятельно. На многих поселениях славян XI—XII веков находят земледельческие орудия: сошники, мотыги, серпы, косы, плужные ножи.

Земледелие в основном было подсечным. Расчистить значительный участок под пашню было делом крайне трудоемким. Поэтому делались глубокие зарубки на деревьях (деревья «подсекались»), затем погибший и высохший лес выжигался. Почва довольно быстро истощалась, и готовился таким же способом следующий участок леса. Очень часто вычищенный таким образом участок назывался Новины, Новинки.

 

Rambler's Top100