ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Проектные работы

Проектирование колокольни осуществлялось в две стадии: Эскизный проект и Рабочий проект. Эскизное проектирование, в силу определенных причин так же было разбито на два этапа. Первоначальный эскизный проект представлял собой графическую реконструкцию и был построен на основе историко-архивных документов и библиографических материалов. Сразу следует сказать, что данная реконструкция не может претендовать на полную историческую достоверность. Её можно назвать реконструкцией – гипотезой. В первую очередь, этот проект решал задачу определения архитектурно-пространственной композиции сооружения в массах и его строительного объёма. Кроме того, он очертил круг проблем, подлежащих решению при проведении дальнейших проектных и производственных работ и их последующую направленность.

В основу плана для восточной и западной стен колокольни был положен полученный размер в 10 аршин с увеличением этой величины на длину одного большемерного кирпича для стен продольного направления. Изображение колокольни на литографии 1878 года было подвергнуто графическому анализу и с помощью, так называемого "метода архитектора", смысл и технологию которого здесь придется опустить, определились, с известной долей точности, основные высотные отметки. Внутренние конструкции приведены в соответствие с внешним обликом постройки и запроектированы в традициях строительной культуры XVII столетия. По проекту сообщение между ярусами осуществляется с помощью внутристенных лестниц, перекрытых полуциркульными сводиками, с подъёмом на верхнюю отметку четверика. Междуэтажные перекрытия представляют собой сводчатую конструкцию, выполняемую из кирпича по деревянным кружалам. При этом на втором ярусе колокольни запроектирован крестовый свод, а на третьем – цилиндрический. Выбор типа сводчатого перекрытия был осуществлён исходя из практических соображений и основан на учёте объёмно-планировочной структуры и конструктивного устройства сооружения. Учитывалось и соответствие интерьеров назначению помещений. Интересно, что при таком расположении типов сводов подтвердилась обратная взаимосвязь образов храма и колокольни, о которой мы говорили выше. Только на этот раз зеркальность проявилась во внутренних конструкциях, – цилиндрический свод третьего яруса колокольни по своему типу соответствует цилиндрическим сводам первого яруса храма.

Таким образом, внутренние конструкции и интерьеры колокольни получили гармоничное и правдивое оформление, тектонично не конфликтующее с их внешней оболочкой. Проектом так же предусмотрено использование внутреннего пространства по своему первоначальному назначению, т.е. как жилое.

Летом 1997 года перед закладкой фундамента под строительство новой колокольни, в месте её расположения, были проведены натурные архитектурно-археологические изыскания. Они показали, что культурный слой состоит из строительного мусора от разобранной в XIX веке первоначальной колокольни. Под ним находились остатки древнего фундамента, состоящего в основном из крупных грубообработанных белокаменных блоков, более мелких белокаменных фракций, галечника и битого кирпича, пролитых известковым раствором. Это были именно остатки, т.к. основной объём первоначального фундамента был разобран и, очевидно, использован при строительстве поздней колокольни XIX века. Несмотря на то, что практически весь старый фундамент был разобран, удалось с достаточной степенью точности определить месторасположение колокольни XVII века, уточнить размеры в плане и осуществить привязку её углов к стене храма. Проведённые обмеры показали, что продольная ось колокольни не совпадает с продольной осью храма. Объём колокольни был сильно развёрнут по часовой стрелке. При этом южная стена храма и северная стена колокольни не являлись параллельными и значительно расходились к востоку.

Приём строительства отдельно стоящей колокольни с отличной от храма ориентацией не единичен и имеет свои примеры. Один из них, достаточно известный, - это колокольня XVII века, стоящая при Соборе Покрова на Рву на Красной площади в Москве. Здесь разворот колокольни относительно собора настолько очевиден, что определяется визуально. Один из исследователей высказал предположение, что разворот объёма колокольни был обоснован иной ориентацией стоявшего здесь ранее Троицкого Храма. А, может быть, зодчие использовали такой приём в качестве выразительного художественного средства с целью оживления архитектурной композиции, придания ей динамичности и перспективной пластичности. В результате, избегая геометрической правильности, они достигали большей живописности всего ансамбля.

Второе соображение, возможно, применимо и для Храма в Павловской Слободе. Но только отчасти. Если посмотреть на план привязки колокольни, выполненный на основе архитектурно-археологических изысканий, то мы увидим, что сам храм в плане представляет собой не правильный прямоугольник, а трапецию, скошенной стороной которой является восточная стена (см. рис 6). Продольная ось колокольни не совпадает с аналогичной осью храма, только потому, что это не существенно. Архитектурно гораздо важнее, чтобы максимально совпадали по своему направлению их восточные стены, которые образуют главный фасад. Поэтому поворот колокольни в южном направлении являлся следствием и ответом на поворот восточной стены храма. Почему же восточная – алтарная – стена храма имеет разворот к югу?

Здесь можно высказать одно предположение. При "размерении основания" древнерусские зодчие должны были рационально и лаконично вписать большой объем храма в границы территории усадьбы с уже существующей застройкой. Надо думать, что в целом, они справились с этой задачей весьма успешно, обратив при этом алтарную часть канонически в восточном направлении. Но при таком расположении сооружения на территории поместья оказалось, что апсиды не совсем точно сориентированы на восток. Поэтому достаточно жесткая геометрическая схема плана храма была сломана ради более точной ориентации алтарной стены в восточном направлении.

Вся вновь полученная информация стала причиной корректировки первоначального эскизного проекта. При этом были учтены данные архитектурно-археологических исследований, на основе которых произошло уточнение размеров плана колокольни и её привязка на местности, как в горизонтальной плоскости, так и по высоте. Некоторые сомнения в своей достоверности вызывали и первоначально установленные высотные отметки. Дело в том, что по литографии "методом архитектора" можно достаточно точно определить высоту ключевых точек, близко расположенных к линии горизонта. По мере подъёма вверх и возрастания перспективных искажений изображения возрастает и погрешность в расчётах. Для проверки и уточнения высотных отметок был использован метод, которым пользовались русские умельцы при возведении зданий. Его суть заключается в использовании таких пропорциональных соотношений, которые строятся на основе размеров, извлекаемых из геометрического квадрата. При "размерении основания" мастера сначала размечали на земле план сооружения, а затем, в зависимости от горизонтальных проекций, выводили высотные размеры. Параметры плана являлись исходными данными для связи утилитарных, технических и художественных функций всего архитектурного организма. Анализ показал, что в пропорциональном построении колокольни явно прослеживается система геометрических взаимосвязей, основанных на применении отношения стороны квадрата к его диагонали. За сторону квадрата была принята длина восточной стены колокольни.

Проверка методом геометрических построений показала, что вертикальные размеры четверика вначале были определены достаточно верно, а вот восьмерик и шатёр, в результате уточнений "подросли" более чем на метр. При этом пришлось увеличить и размеры восьмерика в плане. Не вдаваясь в подробности метода, последовательность и порядок построения можно проследить по схеме, приведенной на рисунке 7.

В качестве дополнения можно сказать, что высота колокольни без учёта креста оказалась равной длине храма. Это говорит о том, что при строительстве был использован единый модуль для всего храмового комплекса.

Если первоначальный эскизный проект определял архитектурную композицию постройки в массах, то теперь необходимо было определиться и с деталями. На литографии одни мелкие элементы практически не просматриваются, другие – только угадываются. Поэтому в проекте были использованы профили карнизов, импостов, оконных наличников и других декоративных фрагментов, взятые непосредственно с храма, как самого обоснованного аналога. Основу профилей составили три основных фигурных элемента – поребрик, полувал и четвертной вал, которые использовались по отдельности или в комбинации. Аналогом для креста колокольни послужил центральный крест пятиглавия храма.

Чтобы избежать сухости в линейном силуэте колокольни, проектом предусмотрено применение эффекта вертикальной криволинейности углов сооружения. Каждый ярус колокольни должен выкладываться с энтазисом во внешних углах для создания визуального впечатления напряженного состояния конструкций.

В результате корректировки проекта изменениям подверглись внутренние пространства колокольни. Были уточнены высотные отметки, а планировка помещений стала более экономичной. Проверке подверглось горизонтальное и вертикальное членение фасадов, ритм их декоративных элементов и др. (см. рис. 8).

В заключение надо сказать, что проектом не предусматривалось использование метода сигнации новодела. В качестве обоснования такого решения можно привести следующий довод. В нашем случае речь идет не о восстановлении утраченного фрагмента или целого памятника как такового, а о восстановлении единого архитектурного ансамбля, его целостного художественного образа, который нельзя разрывать способами зрительного выделения. При этом любая попытка визуально отделить подлинное сооружение от новодельного, повлечет за собой распад всей композиции и цели, поставленные проектом, не будут достигнуты.

В целом, проект решал и градостроительную задачу. Воссоздание колокольни должно способствовать восстановлению архитектурно-пространственной среды села, в которой утраченная колокольня вместе с храмом являлась важнейшей организующей композиционной частью.

Воссоздание первоначальной колокольни должно явиться нравственным актом и историческим долгом по отношению к нашим далеким предкам, большей частью безвестным, которые силою своего таланта и строительной мудростью сотворили на берегу Истры подлинный памятник национальной культуры, пронизанный идеалами красоты и величия духа.

 

Rambler's Top100