ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ   ПРИХОДСКАЯ ГАЗЕТА   КОНТАКТЫ   КАРТА САЙТА

Пришествие в мир Иисуса Христа

Архиепископ АВЕРКИЙ
РУКОВОДСТВО К ИЗУЧЕНИЮ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НОВОГО ЗАВЕТА
ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЕ

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР СОДЕРЖАНИЯ ВСЕГО ЧЕТВЕРОЕВАНГЕЛИЯ С ИЗЪЯСНЕНИЕМ ВАЖНЕЙШИХ МЕСТ

ПРИШЕСТВИЕ В МИР ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА

1. ПРЕДИСЛОВИЕ ЕВАНГЕЛИЯ: ЕГО ДОСТОВЕРНОСТЬ И ЦЕЛЬ

(Луки 1:1-4; Иоанна 20:31)

Предисловием ко всему Четвероевангелию можно считать 1-4 стихи I главы Евангелия от Луки, в которых св. Евангелист говорит о "тщательном исследовании им всего" сообщаемого им и указывает цель написания Евангелия: знать твердое основание христианского учения. К этой цели св. Иоанн Богослов в 31 ст. 20-ой главы своего Евангелия еще добавляет: "дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его".

Как видно из этого предисловия св. Луки, он взялся за написание своего Евангелия потому, что появилось уже много сочинений подобного рода, не достаточно авторитетных и удовлетворительных по своему содержанию, и он счел своим долгом для утверждения в вере некоего "державного Феофила", а заодно с ним, конечно, и всех вообще христиан, написать повествование о жизни Господа Иисуса Христа, тщательно проверяя все данные со слов "очевидцев и служителей Слова". Так как сам он был, по-видимому, лишь одним из 70-ти учеников Христовых, и потому не мог быть очевидцем всех событий, а тем более не мог быть очевидцем таких событий, как Рождество Иоанна Крестителя, Благовещение, Рождество Христово, Сретение, то он несомненно значительную часть содержания своего Евангелия сообщает со слов очевидцев, т.е. на основании предания (вот где выступает вся важность предания, столь решительно отвергаемого протестантами и сектантами!).

При этом совершенно несомненным представляется, что первой и главной очевидицей наиболее ранних событий евангельской истории была Пресвятая Дева Мария, о которой св. Лука недаром дважды замечает, что Она хранила воспоминания обо всех этих событиях, слагая их в сердце Своем (см. Луки 2:19 и 2:51).

Не может быть сомнений, что преимущество Евангелия от Луки перед всеми существовавшими до него многими другими записями, указываемое им в том, что он писал только после тщательной проверки фактов и в строгой последовательности ("по порядку") принадлежит и трем другим нашим Евангелиям, ибо два из них - от Матфея и от Иоанна - написаны самими очевидцами и служителями Слова - ближайшими учениками Господа из числа 12-ти, а третье - от Марка - написано со слов тоже ближайшего ученика Господа и несомненного очевидца и близкого участника евангельских событий св. Апостола Петра.

Цель, указанная св. Иоанном, особенно ясно проглядывает в его Евангелии, которое полно торжественных свидетельств о Божестве Господа Иисуса Христа, но и остальные три Евангелия, конечно, имеют ту же цель.

2. ПРЕДВЕЧНОЕ РОЖДЕНИЕ И ВОПЛОЩЕНИЕ СЫНА БОЖИЯ

(Иоанна 1:1-14)

В то время как Евангелисты Матфей и Лука повествуют о земном рождении Господа Иисуса Христа, Св. Иоанн начинает свое Евангелие изложением учения о Его предвечном рождении и воплощении, как Единородного Сына Божия. Первые три Евангелиста начинают свое повествование с событий, благодаря которым Царство Божие получило свое начало во времени и пространстве, - Св. Иоанн, подобно орлу, возносится к предвечной основе этого Царства, созерцает вечное бытие Того, кто лишь "в последок дний" (Евр. 1:1) стал человеком.

Второе лицо Пресвятой Троицы - Сына Божия - он именует "Словом". Тут важно знать и помнить, что это "Слово" по-гречески "логос" означает не только слово, уже произнесенное, как в русском языке, но и мысль, разум, мудрость, выражаемую словом. Поэтому наименование Сына Божия "Словом" значит то же, что наименование Его "Премудрость" (см. Луки 11:49 и ср. с Матф.23:34). Св. Ап. Павел в I Кор.1:24 так и называет Христа "Божией Премудростью". Учение о Премудрости Божией несомненно в этом же смысле изложено в книге Притчей (см. особенно замечательно место Прит. 8:22-30). После этого странно утверждать, как Делают некоторые, что св. Иоанн заимствовал свое учение о Логосе из философии Платона и его последователей (Филона). Св. Иоанн писал о том, что известно было ему еще из свящ. книг Ветхого Завета, чему он научился, как возлюбленный ученик, от Самого Своего Божественного Учителя и что было открыто ему Духом Святым. "В начале Бе Слово" означает, что Слово совечно Богу, причем дальше св. Иоанн поясняет, что это Слово не отделяется от Бога в отношении Своего бытия, что Оно, следовательно, единосущно Богу, и, наконец, прямо называет Слово Богом: "и Бог бе Слово" (по-русски: "и Слово было Бог"). Здесь слово "Бог" по-гречески употреблено без члена, и это давало повод арианам и Оригену утверждать, что "Слово" не такой же Бог, как Бог Отец. Это, однако, недоразумение. На самом деле тут скрывается лишь глубочайшая мысль о неслиянности лиц Пресвятой Троицы. Член по-гречески указывает, что речь идет о том же предмете, о котором только что говорилось. Поэтому, если бы, говоря о том, что "Слово было Бог", Евангелист употребил бы здесь также член - по-греч. "о Феос" - то получилась бы неверная мысль, что "Слово" есть тот же самый Бог Отец, о Котором говорилось выше. Поэтому, говоря о Слове, Евангелист называет Его просто "Феос", указывая этим на Его Божественное достоинство, но подчеркивая вместе с тем, что Слово имеет самостоятельное ипостасное бытие, а не тождественно с ипостасью Бога Отца.

Как отмечает блаж. Феофилакт, св. Иоанн, раскрывая нам учение о Сыне Божием, называет Его "Словом", а не "Сыном", "дабы мы, услышав о Сыне, не помыслили о страстном и плотском рождении. Для того назвал Его "Словом", чтобы ты знал, что как слово рождается от ума бесстрастно, так и Он рождается от Отца бесстрастно.

"Вся тем быша" не значит, что Слово было только орудием при сотворении мира, но что мир произошел от Первопричины и Первовиновника всего бытия (в том числе и Самого Слова) Бога Отца чрез Сына, Который Сам по Себе есть источник бытия для всего, что начало быть ("еже бысть"), но только не для Самого Себя и не для остальных лиц Божества.

"В том живот бе" - здесь разумеется не "жизнь" в обычном смысле слова, но жизнь духовная, побуждающая разумные существа устремляться к Виновнику их бытия Богу. Эта духовная жизнь дается только путем общения, единения с ипостасным Словом Божиим.

Слово есть, след., источник подлинной духовной жизни для разумной твари.

"И живот бе свет человеком" - эта духовная жизнь, происходящая от Слова Божия, просвещает человека полным, совершенным ведением.

"И свет во тьме светится" - Слово, подающее людям свет истинного ведения, не перестает руководить людьми и среди тьмы греховной, но тьма эта не восприняла света: люди, упорствующие во грехе, предпочли оставаться во тьме духовного ослепления - "тьма его необъят".

Тогда Слово предприняло чрезвычайные средства, чтобы приобщить людей, пребывающих в греховной тьме, Своему Божественному свету - послан Иоанн Креститель и, наконец, само Слово стало плотью.

"Бысть человек - имя ему Иоанн" - "бысть" по-гречески сказано "эгенето", а не "ин" как сказано о Слове, т.е. Иоанн "произошел", родился во времени, а не был вечно, как Слово.

"Не бе той свет" - он не был самобытным светом, но светил лишь отраженным светом того Единого Истинного Света, который один только сам Собой "просвещает всякого человека, приходящего в мире".

Мир не познал Слова, хотя Ему обязан самым своим бытием. "Во своя прииде", т.е. к избранному своему народу Израилю, "и свои Его не прияша", т.е. отвергли Его, хотя и не все, конечно.

"Елицы же прияша Его" верою и любовию, "даде им область чадом Божиим быти", даровал им возможность усыновления Богу, т.е. начала новой духовной жизни, которая, как и плотская, тоже начинается через рождение, но через рождение не от плотской похоти, а от Бога, силою свыше.

"И Слово плоть бысть" - под плотью здесь понимается не только одно человеческое тело, но полный человек, в каковом смысле слово "плоть" часто употребляется в Свящ. Писании (напр., Матф. 24:22), т.е. Слово стало полным и совершенным человеком, не переставая, однако, быть Богом. "И вселися в ны" - и обитало с нами, "исполнь благодати и истины". Под "благодатью" разумеется, как благость Божия, так и дары благости Божией, открывающие людям доступ к новой духовной жизни, т.е. дары Св. Духа. Слово, обитая с нами, было исполнено также и истины, т.е. совершенного ведения всего, что касается духовного мира и духовной жизни.

"И видехом славу Его, славу, яко единородного от Отца" - Апостолы действительно видели славу Его в преображении, воскресении и вознесении на небо, славу в Его учении, чудесах, делах любви и самоуничижения добровольного. "Единороднаго от Отца", ибо только Он один Сын Божий по существу, по Своей Божественной природе; этими словами указывается на Его безмерное превосходство над сынами или чадами Божиими по благодати, о которых сказано выше.

3. ЗАЧАТИЕ ПРЕДТЕЧИ ХРИСТОВА ИОАННА

(Луки 1:1-25)

Здесь рассказывается о явлении Ангела Господня священнику Захарии во время служения в храме предрекшего ему рождение от него сына Иоанна, который будет велик пред Господом, о наказании Захарии немотой за неверие и о зачатии его жены Елисаветы.

Царь Ирод, который здесь упоминается, был родом иудей, сын Антипатра, который при Гиркане, последнем из рода Маккавеев, завладел делами Иудеи. От Рима он получил царский титул. Хотя он и был прозелит, но иудеи не считали его своим, и царствование его было тем именно "отъятием скипетра от Иуды", после которого должен был явиться Мессия (см. пророчество Быт. 49:10).

Священники были разделены Давидом на 24 чреды, причем во главе одной из них был поставлен Авия. к этой чреде причислялся Захария. Жена его Елисавета происходила также из священнического рода. Хотя оба они отличались истинной праведностью, но были бездетны, а это считалось у Иудеев Божиим наказанием за грехи. Каждая чреда проходила свое служение в храме дважды в год по одной седмице, причем священники жребием распределяли между собой обязанности. Захарии выпал жребий совершить каждение, для чего он вошел во вторую часть Иерусалимского храма, называемую Святое или Святилище, где находился жертвенник кадильный, в то время как весь народ молился в предназначенной для него открытой части храма - "Дворе". Войдя во святилище, Захария увидел Ангела, и на него напал страх, м. б. и потому, что по иудейским понятиям, явление Ангела предвещало близкую смерть. Ангел успокоил его, сказав, что молитва его услышана, и жена его родит ему сына, который будет "велик пред Господом". Трудно предположить, что Захария, будучи с женой столь старым, да еще в такой торжественный момент богослужения, при своей праведности, молился бы о даровании сына. Очевидно он, как один из немногих лучших людей того времени, усиленно молил Бога о скором наступлении Царства Мессии, и именно об этой его молитве Ангел сказал, что она услышана. И вот молитва его получила высокую награду: не только разрешено его скорбное неплодство, но сын его будет Предтечею Мессии, прихода которого он так напряженно ожидал. Сын его всех превзойдет своим необыкновенным строгим воздержанием и будет от рождения исполнен особых благодатных даров Св. Духа. Ему предстоит приготовить народ иудейский к пришествию Мессии, что он сделает проповедью о покаянии и исправлении жизни, обратив к Богу многих из сынов Израилевых, только формально почитавших Иегову, но сердцем и жизнью далеко отстоявших от Него. Для этого ему будет дан дух и сила пророка Илии, на которого он и будет похож своей пламенной ревностью, строгой подвижнической жизнью, проповедью покаяния и обличением нечестия. Он должен будет воззвать Иудеев из бездны их нравственного падения, возвратив сердцам родителей любовь к детям, а противящихся деснице Господней утвердит в образе мыслей праведников. Захария не поверил Ангелу, так как был слишком стар, чтобы мог надеяться на потомство, как и жена его, и попросил от Ангела знамения, как доказательства истинности его слов. Чтобы рассеять сомнения Захарии, Ангел называет свое имя. Он - Гавриил, что значит: "сила Божия", тот самый, который благовестил и пророку Даниилу о времени пришествия Мессии, указав сроки в "седминах" (Дан. 9:21-27). За неверие Захария наказывается немотой, а, видимо, одновременно и глухотой, так как с ним потом объяснялись знаками. Обычно каждение продолжалось недолго и народ удивлялся замедлению Захарии во святилище, но понял, что ему было видение, когда он стал объясняться знаками. Замечательно, что немой Захария не оставил своей чреды, но продолжал служение до конца. Жена его Елисавета, после возвращения его домой, действительно зачала, но пять месяцев скрывала это, боясь, что люди могут не поверить этому и осмеять ее, а сама в душе радовалась и благодарила Бога за снятие с нее поношения. Зачатие св. Иоанна Крестителя празднуется у нас 23 сентября.

4. БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ МАРИИ О ВОПЛОЩЕНИИ ОТ НЕЕ СЫНА БОЖИЯ

(Луки 1:26-38)

В шестой месяц после зачатия св. Иоанна Крестителя Ангел Гавриил был послан в маленький городок Назарет, находившийся в колене Завулоновом в южной части Галилеи к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, по имени Мария. Евангелист не говорит: "к деве, вышедшей замуж", но к "обрученной мужу". Это значит, что Пресв. Дева Мария формально, в очах всех и с точки зрения закона, считалась женой Иосифа, хотя и не была его женой в действительности. Рано лишившись родителей, Пресвятая Дева Мария, отданная ими на служение при храме, не могла вернуться к ним, когда ей исполнилось 14 лет. По закону Она не могла уже больше оставаться там и должна была бы, следуя обычаю, выйти замуж. Первосвященник и священники, узнав, что Она дала обет всегдашнего девства и не желая, чтобы Она оставалась одна без покровительства, формально обручили Ее ее же родственнику, известному своей праведной жизнью восьмидесятилетнему старцу Иосифу, который от первого брака имел уже многочисленное семейство (Матф. 13:55-56) и был, по занятию, плотником. Войдя к Деве Ангел назвал ее "благодатной", или обретшей благодать у Бога (см. 30 ст.), т.е. особую любовь и благоволение Божие, помощь Божию, необходимую для святых и великих дел. Слова Ангела смутили Марию своей необычайностью, и Она стала размышлять о значении их. Успокоив Ее, Ангел предрекает Ей рождение от Нее сына, Который будет велик, но не так как Иоанн, а много больше, ибо не просто будет исполнен благодатных даров Божиих, как тот, а Сам будет "Сыном Всевышняго". Почему Ангел говорит, что Господь даст Ему престол Давида, отца Его, и что Он воцарится в доме Иакова? Потому, что царство еврейское в Ветхом Завете имело своим предназначением приготовление людей к духовному вечному Царству Христову, в него постепенно преобразоваться. Следовательно, царство Давида, как такое, в котором Сам Бог поставлял царей, которое управлялось по законам Божиим и все формы гражданской жизни которого были проникнуты идеей служения Богу, находилось в неразрывной связи с Царством Божиим новозаветным.

Вопрос Пресвятой Девы Марии: "Како будет сие, идеже мужа не знаю?" был бы совершенно непонятен и не имел бы смысла, если бы Она не дала обета Богу навсегда остаться девою. Ангел объяснил Ей, что Ее обет не будет нарушен, так как Она родит Сына сверхъестественным образом, без мужа. Бессеменное зачатие произведет Дух Святый, "сила Вышняго", т.е. Сам Сын Божий (см. I Кор.1:24) осенит Ее, сойдет в Нее, подобно облаку, осенявшему некогда скинию, "во облаце леще", по выражению священной песни (Исайи 19:1). Пресвятая Дева не требовала от Ангела никаких доказательств, но он сам, в подтверждение истинности своих слов указал Ей на Елисавету, зачавшую сына в глубокой старости, по изволению Божию, для которого нет ничего невозможного. Хотя Пресвятая Дева знала из пророческих книг, что Ее с Божественным Сыном ожидает не одна слава, но и горе, однако, во всем покорная воле Божией, отвечает: "Се раба Господня: буди Мне по глаголу твоему". Благовещение празднуется 25 марта. Приняв благовестие, Пресвятая Дева ничего не сказала об этом Иосифу, как объясняет св. Златоуст, справедливо опасаясь, что он может не поверить Ей, а подумает, что Она желает предупреждением его скрыть содеянное Ею преступление.

5. СВИДАНИЕ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ С ЕЛИСАВЕТОЙ

(Луки 1:39-56)

Пресвятая Дева спешит поделиться Своею радостью со Своей сродницей Елисаветой, жившей в Иудее, как полагают, в городе Иутте близ священнического города Хеврона. Елисавета встречает Ее тем же необычным приветствием, с которым обратился к Ней Ангел: "Благословенна Ты в женах" и притом добавила: "и благословен плод чрева Твоего", хотя, как родственница, вероятно знала о данном Мариею обете девства, а затем радостно воскликнула: "И откуду мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне?" пояснив, что все это она говорит потому, что когда голос приветствия Мариина дошел до слуха ее, младенец, носимый ею, радостно взыгрался во чреве ее. Младенец Елисаветы, не иначе, конечно, как под наитием Св. Духа, восчувствовал близость иного Младенца, к явлению Которого в мир он должен будет приготовить человечество, и произвел необычайное движение в утробе матери. Действие Св. Духа, с младенца, носимого в утробе, перешло и на мать, которая мгновенно, по благодатному прозрению, узнала, какую радостную весть принесла Мария, и прославила Ее, как Богоматерь, словами архангела Гавриила. Она ублажает Ее за веру, с которой Она приняла ангельское благовестив, как бы противопоставляя эту веру неверию ее мужа Захарии.

Из всего этого Пресвятой Деве Марии стало ясно, что Ее тайна открыта Елисавете Самим Богом. В чувстве восторга и умиления при мысли, что время пришествия долгожданного Мессии и избавления Израиля уже наступило, Пресвятая Дева прославила Бога дивной вдохновенной песнью, которая постоянно воспевается теперь у нас в Ее честь за утренним богослужением: "Величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем...". Здесь Она, отклоняя от Себя всякую мысль о своих личных достоинствах, славит Бога за то, что Он призрел на Ее смирение, и в пророческом предвидении предрекает, что Ее за эту милость к Ней Господа будут прославлять все роды и что эта милость Божия будет простираться на всех боящихся Господа. Далее Она славит Бога за то, что обещание, данное отцам и Аврааму исполнилось и Царство Мессии, столь ожидаемое Израилем, наступило; что смиренные и презираемые миром последователи Его восторжествуют, будут вознесены и исполнены благ, а гордые и сильные будут низложены и посрамлены. Видимо, не дождавшись рождения Предтечи, Пресвятая Дева возвратилась домой.

6. РОЖДЕСТВО СВ. ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ

(Луки 1:57-80)

Когда Елисавете исполнилось время родить сына, соседи и родственники ее сорадовались ее радости и в восьмой день собрались к ней, чтобы совершить установленный еще при Аврааме (Быт. 17:11-14) и требуемый законом Моисея (Лев. 12:3) обряд обрезания. Чрез обрезание новорожденный вступал в общество избранного народа Божия, и потому день обрезания считался радостным семейным праздником. При обрезании новорожденному давалось имя, обыкновенно в честь кого-либо из старших сродников. Поэтому не могло не вызвать общее недоумение желание матери назвать его Иоанном. Евангелист подчеркивает нам это обстоятельство очевидно потому, что и оно чудесно: желание Елисаветы назвать младенца Иоанном было плодом внушения Св. Духа. За решением обратились к отцу. Он, испросив дщицу, намазанную воском, написал на ней палочкой, для этого употреблявшейся: "Иоанн будет имя ему", и все удивились необычайности совпадения желания матери, и глухонемого отца назвать сына именем, которого не было в родстве их. И тотчас, по предсказанию Ангела, разрешились уста Захарии, и он в пророческом вдохновении, как бы предвидя уже наступление царства Мессии, стал прославлять Бога, посетившего народ Свой и сотворившего избавление ему, Который "воздвиг рог спасения в дому Давида". Подобно тому, как преступники, преследуемые мстителями, убегали в Ветхом Завете к жертвеннику всесожжения и, ухватившись за его рог считались неприкосновенными (3 Цар. 2:28), так и весь человеческий род, угнетаемый грехами и преследуемый за это Божественным правосудием, находит себе спасение во Христе Иисусе. Это спасение не есть только избавление Израиля от политических врагов его, как думало в то время большинство евреев, особенно книжники и фарисеи, а исполнение завета Божия, данного ветхозаветным праотцам, которое даст возможность всем верным израильтянам служить Богу "преподобием и правдою". Под "правдою" разумеется здесь оправдание Божественными средствами, чрез вменение человеку искупительных заслуг Христовых; под "преподобием" - внутреннее исправление человека, достигаемое при содействии благодати усилием самого человека. Далее Захария предрекает своему сыну будущее, предсказанное Ангелом, говоря, что он наречется пророком Вышнего и будет предтечею Божественного Мессии, указывает и цели служения Предтечи в том, чтобы приготовить людей к пришествию Его, дать уразуметь народу израильскому, что спасение его состоит не в чем ином, как именно в прощении грехов. Поэтому Израиль должен искать не мирского величия, о чем мечтали тогдашние духовные вожди его, а праведности и прощения грехов. Прощение же грехов придет "от благоутробного милосердия Бога нашего, вследствие которого приходит к нам Восток свыше", т.е. Мессия-Искупитель, каковым именем Его называли еще пророки Иеремия (25:5) и Захария (3:8 и 6:12).

По преданию слух о рождении Иоанна Предтечи дошел до подозрительного царя Ирода и когда пришли в Иерусалим волхвы с вопросом, где находится родившийся Царь Иудейский, Ирод вспомнил о сыне Захарии и, издав приказ об избиении младенцев, послал убийц и в Иутту. Захария в то время совершал служение в храме, а Елисавета скрылась с сыном в пустыне. Рассерженный ненахождением младенца Иоанна Ирод послал к Захарии в храм, спросить, где скрыл он своего сына. Захария ответил, что он служит теперь Господу Богу Израилеву и не знает, где его сын. После угроз лишить его жизни, он повторил, что не знает, где его сын, и пал под мечами убийц между храмом и жертвенником, о чем вспоминает Господь в Своей обличительной речи к фарисеям (Матф. 23:35). Рождество Иоанна Крестителя празднуется у нас 24 июня.

7. РОДОСЛОВИЕ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА ПО ПЛОТИ

(Матф. 1:1-17 и Луки 3:23-38)

В двух Евангелиях от Матфея и от Луки мы находим родословие Господа Иисуса Христа по плоти. Оба они одинаково свидетельствуют о происхождении Господа Иисуса Христа от Давида и Авраама, но имена в одном и другом не всегда совпадают. Так как св. Матфей писал свое Евангелие для евреев, то ему важно было доказать, что Господь Иисус Христос происходит, как это надлежало Мессии, согласно ветхозаветным пророчествам, от Авраама и Давида. Он и начинает свое Евангелие прямо с родословия Господа, причем ведет его только от Авраама и доводит до "Иосифа, мужа Мариина, из неяже родися Иисус, глаголемый Христос". Возникает вопрос, почему Евангелист дает родословие Иосифа, а не Пресвятой Девы Марии? Это потому, что у евреев не было принято производить чей-либо род от предков матери, а так как Пресвятая Дева несомненно была единственным детищем у своих родителей Иоакима и Анны, то, согласно требованию закона Моисея, она должна была быть выдана замуж только за родича из того же колена, племени и рода, и, след., раз старец Иосиф был из рода царя Давида, то и она должна была быть из того же рода.

Св. Лука, как поставивший себе задачей показать, что Господь Иисус Христос принадлежит всему человечеству и есть Спаситель всех людей, возводит родословие Господа до Адама и до самого Бога. В его родословии, однако, мы находим как бы некоторые разногласия с родословием св. Матфея. Так, Иосиф, мнимый отец Господа, по св. Матфею, сын Иакова, а по св. Луке, сын Илия. Также и Салафиил, упоминаемый у обоих Евангелистов, как отец Зоровавеля, по св. Матфею, сын Иехонии, а по св. Луке, сын Нирии. Древнейший христианский ученый Юлий Африкан прекрасно объясняет это законом ужичества, по которому, если один из двух братьев умирал бездетным, то другой брат должен был взять за себя его жену и "возставить семя брату своему" (Второзак. 25:5-6): первенец от этого брака должен был считаться сыном умершего, чтобы "умершему бездетным не остаться без потомства и чтобы имя его не изгладилось во Израиле". Этот закон имел силу в отношении братьев не только родных, но и происходивших от разных отцов и от одной матери. Такими братьями были Иаков, отец Иосифа по св. Матфею, и Илий, отец Иосифа по св. Луке. Они родились от разных отцов, но от одной матери, которая была замужем сначала за отцом Иакова, потом за отцом Илия. Имя ее было Эста. Таким образом, когда один из сыновей Эсты Илий умер бездетным, то другой Иаков, взяв за себя его жену, восставил семя брата своего, родив Иосифа. Отсюда и получилось, что св. Лука ведет род Иосифа через Рисая, сына Зоровавеля, и Илия, отца Иосифа, а св. Матфей - от Зоровавеля, чрез Авиуда, другого сына Зоровавеля, и Иакова, другого отца Иосифа"

Введение св. Матфеем в родословие. Господа женщин, бывших или язычницами или грешницами, сделано с целью назидания: Бог, не возгнушавшийся причислить к избранному роду таких женщин, не гнушается призывать язычников и грешников в Свое царство - не заслугами своими спасается человек, но силою всеочищающей благодати Божией.

8. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

О рождестве Христовом и о событиях, связанных с ним, повествуют нам только два Евангелиста: св. Матфей и св. Лука. Св. Матфей сообщает об откровении тайны воплощения праведному Иосифу, о поклонении волхвов, о бегстве св. семейства в Египет и избиении вифлеемских младенцев, а св. Лука более подробно описывает обстоятельства, при которых родился Христос Спаситель в Вифлееме и поклонение пастырей.

ОТКРОВЕНИЕ ТАЙНЫ ВОПЛОЩЕНИЯ ПРАВЕДНОМУ ИОСИФУ

(Матф. 1:18-25)

Св. Матфей сообщает о том, что вскоре после обручения Пресвятой Девы Марии старцу Иосифу, "прежде даже не снитися има", т.е. прежде заключения полного настоящего брака между ними, Иосифу стало ясным состояние зачатия во чреве, в котором находилась обрученная ему Мария. Будучи праведным, т.е., с одной стороны, справедливым, а с другой, и милосердным, Иосиф не захотел обличить Ее мнимого преступления перед всеми, чтобы не подвергнуть ее позорной и мучительной смерти, согласно закону Моисееву (Втор. 22:23-24), а намеревался тайно отпустить ее от себя, не оглашая причины этого. Когда он помыслил это, ему явился Ангел Господень, который объяснил, что Родившееся в подозреваемой им обручнице, "От Духа есть Свята", а не есть плод греха, как он ошибочно думает. "Родит же Сына", продолжал Ангел: "и наречеши имя Ему Иисус: Той бо спасет люди Своя от грех их". Имя "Иисус" по-еврейски "Иегошуа" и значит "Спаситель". Чтобы Иосиф не сомневался в истине его слов, Ангел ссылается на древнее пророчество Исайи, которое свидетельствует о том, что это великое чудо бессеменного зачатия и рождения от Девы Спасителя мира было предопределено в предвечном совете Божием: "Се Дева во чреве приимет и родит Сына..." (Исайя 7:14). Не следует думать, что пророчество не исполнилось, если пророк говорит, что "нарекут имя Ему Еммануил", а Рожденного от Девы Марии назвали Иисусом. Имя "Еммануил" не есть имя собственное, а лишь символическое. "Еммануил" значит "С нами Бог", т.е., когда совершится это чудесное рождение Младенца от Девы, то люди будут говорить: "С нами Бог", ибо в Его лице Бог сошел на землю и стал жить с людьми - это всего лишь пророческое указание на Божество Христово, указание на то, что этот чудесно рожденный Младенец будет не простым человеком, а Богом. Убежденный словами Ангела Иосиф "прият жену свою", т.е. отказался от намерения отослать ее от себя, оставил ее жить у себя в Доме, как жену. "И не знаяше Ея, дондеже роди Сына Своего первенца" - "дондеже", т.е. "пока" - не значит, что после рождения Иисуса он "познал Ее", стал жить с Ней, как с женой. Справедливо замечает Златоуст, что просто невероятно допустить, чтобы такой праведник, как Иосиф решился бы познать святую Деву, после того как Она так чудесно сделалась матерью. В данном случае слово "дондеже" - "пока", в греческом тексте "эос" никак нельзя понимать так, как хотят понимать не чтущие Пресвятой Девы протестанты и сектанты, будто бы Иосиф до рождения Иисуса не знал Ее, а после познал, но что он совершенно никогда не познал Ее. В Свящ. Писании это слово "эос" употребляется, напр., во фразе при повествовании об окончании потопа: "не возвратился вран в ковчег, "доколе" ("эос") не изсякла вода от земли" (Быт. 8:6), но он и после не возвратился. Или, напр., слова Господа: "Се Аз с вами есмь во вся дни до ("эос") скончания века" (Мат. 28:20); ведь не значит же это, справедливо замечает блаж. Феофилакт, что после скончания века Христос уже не будет с нами? Нет! тогда-то именно тем более будет.

"Первенцем" Иисус называется здесь также не потому, что Пресвятая Дева имела после Него других детей, а потому только, что Он первым родился и притом единственным. В Ветхом Завете Бог повелевает освятить Себе "всякаго первенца", независимо от того, будут ли после него другие дети, или нет. Если же в Евангелиях упоминаются "братия Иисуса Христа" (Матф. 12:46; Иоан. 2:12 и др.), то это совсем не значит, что это были Его родные братья. Это были, как свидетельствует предание, вернее всего, дети Иосифа-обручника от его первого брака.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА И ВРЕМЯ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

(Луки 2:1-20)

Подробнее всех об обстоятельствах Рождества Христова и о времени, когда оно произошло, говорит св. Евангелист Лука. События Рождества Христова он приурочивает к переписи всех жителей Римской империи, которая была произведена по повелению "кесаря Августа", т.е. римского императора Октавиана, получившего от римского сената титул Августа ("священного"). К сожалению, точной даты этой переписи не сохранилось, но время правления Октавиана Августа, личности хорошо известной в истории, дает нам возможность хотя бы приблизительно, а при помощи других данных, о которых будет речь дальше, с точностью до нескольких лет, определить год Рождества Христова. Принятое у нас теперь исчисление "от Рождества Христова" введено в VI веке римским монахом Дионисием, по прозванию Малым, который за основание этого летоисчисления поставил свой расчет, что Господь Иисус Христос родился в 754-ом году от основания Рима. Этот расчет, как показали потом тщательные расследования, оказался ошибочным: Дионисий ошибся, по крайней мере, на 5 лет, указав год Рождества Христова позже, чем он был в действительности. Эта Дионисианская эра, назначавшаяся сначала для Церковного употребления, с X века сделалась общераспространенной в христианских странах и принята в гражданском летоисчислении, хотя всеми хронологами признается теперь ошибочной. Действительный год Рождества Христова можно определить более точно на основании следующих данных Евангелия:

1) Время царствования Ирода Великого. Из Матф. 2:1-18 и Луки 1:5 совершенно ясно, что Христос родился еще во время царствования этого Ирода. Ирод же царствовал с 714 по 750 гг. от основания Рима. В 750 г. он умер за восемь дней перед Пасхою, вскоре после лунного затмения. Но так как, по вычислению астрономов, это затмение происходило в ночь с 13 на 14 марта 750 года и иудейская Пасха в этом году приходилась на 12 апреля, то, следовательно, Ирод умер в начале апреля 750 г. от основания Рима, т.е. по крайней мере на четыре года раньше нашей эры.

2) Народная перепись, упоминаемая у Луки 2:1-5, начата эдиктом Августа в 746 г., для Иудеи началась в последние годы царствования Ирода, потом была приостановлена вследствие смерти Ирода, продолжалась и закончилась, когда Сириею управлял Квирин, упоминаемый в Ев. Луки 2:2. Вследствие этой переписи в Палестине произошло народное восстание. Ирод подверг зачинщика его Февду сожжению 12 марта 750 г. Ясно, что перепись эта началась несколько раньше этого времени.

3) Правление Тиверия Кесаря, в пятнадцатый год которого, по свидетельству Ев. Луки 3:1, св. Иоанн Креститель выступил на проповедь, а Господу Иисусу Христу было тридцать лет (Луки 3:23). Август принял Тиверия в соправители за два года до своей смерти в январе 765 г. и след., 15-ый год царствования Тиверия начинался в январе 779 г. Так как по выражению Евангелиста Луки, Господу Иисусу было в это время "лет тридесять", то следовательно, родился Он в 749 году.

4) Астрономические вычисления показывают, что годом крестной смерти Христа Спасителя (а она, по данным Евангелия произошла в тот год, когда еврейская Пасха наступала вечером в пятницу) мог быть только 783 г., а так как Господу Иисусу Христу в это время шел тридцать четвертый год от рождения, то, след., Он родился в 749 г. от основания Рима.

Таким образом, все вышеприведенные данные, с большой долей вероятия, единогласно свидетельствуют, что годом Рождества Христова необходимо признать 749-ый год от основания Рима.

По недостатку данных в Четвероевангелии, нельзя точно определить и день Рождества Христова. Восточная Церковь первоначально праздновала этот праздник в один день с Богоявлением под общим названием "Епифания" - "Явление Бога в мир" - 6 января. В Западной же Церкви Рождество Христово издавна праздновалось 25 декабря. С конца IV века и Восточная Церковь начала праздновать этот день также 25 декабря. День этот выбран для празднования Рождества Христова по следующим соображениям. Есть предположение, что Захария был первосвященник и что явление Ангела ему было за завесой в Святом-Святых, куда первосвященник входил лишь однажды в год в день очищения. Этот день приходится по нашему календарю 23 сентября, каковой день и стали считать днем зачатия Предтечи. В шестой месяц После этого было Благовещение Пресв. Девы Марии, которое и стали праздновать 25 марта, а через девять месяцев, т.е. 25 декабря родился Господь Иисус Христос. Нет, однако, данных за то, что Захария был первосвященником. Поэтому вероятнее другое символическое объяснение для выбора дня празднования Рождества Христова. Древние считали, что Христос, как второй Адам зачался от Пресв. Девы во время весеннего равноденствия 25 марта, когда, по древнейшему преданию, создан и первый Адам. Родился же Христос-свет миру, солнце правды через 9 месяцев во время зимнего солнечного поворота, когда день начинает увеличиваться, а ночь уменьшаться. В соответствии с этим, зачатие Иоанна Крестителя, который на 6 месяцев был старше Господа, положено праздновать 23 сентября, во время осеннего равноденствия, а рождение его - 24 июня - время солнечного поворота, когда дни начинают сокращаться. Еще св. Афанасий указывал при этом на слова Иоанна Крестителя в Иоан. 3:30 "Ему подобает расти, мне же малитися".

Вызывает смущение у некоторых замечание Евангелиста Луки, что перепись, во время которой родился Христос, была "первою" в то время, когда Сириею управлял Квириний, так как, по историческим данным, Квириний был правителем Сирии только 10 лет спустя Рождество Христово. Самое вероятное объяснение этого недоразумения то, что правильно следует читать не "сия" перепись, а "самая" перепись (для этого есть сильные основания в греческом тексте). Указ о переписи был издан Августом еще до Рождества Христова, но затем из-за начавшихся народных волнений и смерти Ирода, перепись была приостановлена и окончена лишь через 10 лет в правление Квириния. Есть данные, что Квириний дважды был назначаем правителем Сирии, и перепись, начатая в первое его правление, была закончена во второе его правление, почему Евангелист и называет перепись, бывшую во время Рождества Христова, "первою".

"Каждый" должен был идти записаться "в своем городе", так как римская политика всегда применялась к обычаям побежденных, а еврейские обычаи требовали, чтобы запись велась по коленам, по родам и племенам, для чего каждому надлежало отправиться с целью переписи в тот город, где жил некогда глава его рода. Так как Иосиф был из рода царя Давида, то он и должен был отправиться в Вифлеем - город, в котором родился Давид. В этом виден замечательный промысел Божий: Мессии надлежало родиться в этом городе, согласно древнему предсказанию св. пророка Михея 5:2. По римским законам и женщины, наравне с мужчинами подлежали в покоренных странах поголовной переписи. Во всяком случае, нет ничего удивительного в том, что Пресв. Дева Мария в Ее положении сопутствовала хранителю Своего девства старцу Иосифу, тем более, что Она, несомненно знавшая пророчество св. Михея, не могла не усмотреть в издании указа о переписи промыслительного действия Божия, направляющего Ее в Вифлеем.

"И роди Сына Своего первенца и повит (спеленала) Его и положи Его в яслех, зане не бе им места во обители (в гостинице)". Евангелист подчеркивает, что Пресв. Дева сама спеленала Своего новорожденного Младенца, т.е. рождение было безболезненным. "Первенцем" Сын Ее называется не потому, что после были у Нее другие дети, а потому, что, по закону Моисея, первенцем назывался всякий младенец мужеского пола, "Разверзающий ложесна", т.е. всякий перворожденный, хотя бы он был и единственным. Из-за множества путешественников, приехавших раньше и из-за своей бедности, св. семейство должно было поместиться в одной из пещер или гротов, какими богата была Палестина, и куда пастухи загоняли скот в ненастную погоду. Здесь-то и родился Божественный Мессия, положенный вместо детской колыбели в ясли, от самого рождения принявший на Себя крест уничижения и страдания для искупления человечества, и самым Своим рождением давший нам урок смирения, этой высочайшей добродетели, которой Он потом постоянно учил Своих последователей. По древнему преданию, во время рождения Спасителя, около яслей стояли вол и осел, дабы показать, что "вол позна стяжавшаго и осел ясли господина своего, Израиль же не позна своего Спасителя и людие Его не уразумеша" (Исайи 1:3).

Но не одно уничижение сопровождало рождение и всю земную жизнь Спасителя, а и отблески Его Божественной славы. Пастухам, может быть, тем самым, которым принадлежала пещера, и которые, благодаря хорошей погоде, ночевали в поле, явился Ангел Господень, осиянный Божественной славой, и возвестил им "великую радость" о рождении во граде Давидове Спасителя, "Который есть Христос Господь". Здесь важно отметить слова Ангела, что эта "великая радость" будет "всем людям", т.е., что Мессия пришел не для одних евреев, но для всего человеческого рода. Ангел дал при этом пастухам и "знамение", т.е. знак, по которому они могут узнать Его: "обрящете младенца повита, лежаща в яслех". И сейчас же, как бы в подтверждение истины слов Ангела, явилось множество "вой небесных", т.е. целый сонм Ангелов, воспевших дивную хвалу новорожденному Богомладенцу - Мессии: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!" Ангелы славят Бога, пославшего в мир Спасителя; они воспевают мир, который водворится в душах людей, уверовавших в Спасителя, они радуются за людей, которым возвращено Божие благоволение. Вышние силы, т.е. безгрешные вечные духи, непрестанно славословят в небесах своего Творца и Господа, но в особенности прославляют они Его за чрезвычайные проявления Его Божественной благости, каково великое дело домостроительства Божия. "Мир", принесенный на землю воплотившимся Сыном Божиим, нельзя смешивать с обыкновенным внешним человеческим спокойствием и благосостоянием; это есть мир совести души человека-грешника, искупленного Христом Спасителем, мир совести, примиренной с Богом, с людьми и самим собою. И лишь поскольку этот мир Божий, превосходящий всяк ум (Фил. 4:7), водворяется в душах людей, уверовавших во Христа, постольку и внешний мир становится достоянием человеческой жизни. Искупление проявило всю великость Божия благоволения, Божией любви к людям. Поэтому смысл славословия Ангелов таков: "Достойно славят Бога небесные духи, ибо на земле водворяется мир и спасение, так как люди сподобились особенного благоволения Божия".

Пастухи, как люди, видимо, благочестивые, тотчас поспешили туда, куда указал им Ангел, и первые удостоились поклониться новорожденному Младенцу-Христу. О радостном событии явления им Ангелов и о слышанном ими небесном славословии они разглашали повсюду, где могли, и все слышавшие их дивились. Пресвятая Дева Мария в чувстве глубокого смирения только запоминала все это, "слагая в сердце Своем".

ОБРЕЗАНИЕ И СРЕТЕНИЕ ГОСПОДНЕ

(Луки 2:21-39)

По прошествии 8-ми дней над новорожденным Богомладенцем был совершен, согласно требованию закона Моисеева (Лев. 12:3), обряд обрезания, причем наречено Ему имя Иисус, что значит "Спаситель", нареченное Ангелом, прежде зачатия Его во чреве.

По закону Моисееву, женщина, родившая младенца мужеского пола, считалась нечистой в течение 40 дней (а если родилась девочка, то в течение 80 дней). На 40-ой день она должна была принести в храме жертву всесожжения - годовалого ягненка - и жертву за грех - молодого голубя или горлицу, в случае же бедности - двух горлиц или голубей, для каждой жертвы по одному. Исполняя закон Моисеев об очищении, Пресв. Дева и Иосиф принесли также и Младенца во Иерусалим, чтобы и с Ним сотворить по обычаю законному, внеся за Него выкуп в пять сиклей. В силу этого закона, в память того, что в ночь перед исходом евреев из Египта Ангел Господень истребил всех первенцев египетских, все первенцы еврейские должны были быть посвящены на служение Богу при храме. Со временем же, когда для этого служения было выделено одно только колено Левиино, первенцы стали освобождаться от этого служения за особый выкуп в пять сиклей серебра (Числ.18:16). Из евангельского повествования видно, что Пресвятая Дева и обручник Ее принесли жертву бедных людей - двух голубей.

Для чего нужно было Господу, зачатие Которого и рождение было непричастно греху, подвергаться обрезанию, а Его Пречистой Матери - закону об очищении?

Во-первых, для того, чтобы "исполнить этим всякую правду" (Матф. 3:15) и показать пример совершенного подчинения закону Божию; во-вторых, это необходимо было для будущего служения Мессии в глазах Его народа: необрезанный не мог быть в обществе народа Божия, он не мог входить ни в храм, ни в синагогу; необрезанный, Он не мог бы иметь влияния на народ, ни быть признан Мессиею. Равно и Святая Матерь Его, не очистившись в глазах священников и народа, не могла бы быть истой Израильтянкой. Тайна непорочного зачатия и рождения не была еще никому тогда известна, кроме Самой Девы Марии и Иосифа, а потому все, требуемое законом, должно было быть исполнено в точности.

В храме при принесении Богоматерью выкупа и жертвы находился праведный и благочестивый старец Симеон, ждавший "утехи Израилевой", т.е. обещанного Богом Мессии, явление Которого должно было принести утешение Израилю (см. Исайи 40:1). Евангелист не сообщает о нем больше никаких данных, кроме того, что ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не сподобится узреть ожидаемой им "утехи", т.е. Христа Господня. Однако, древнее предание говорит, что Симеон был одним из семидесяти двух старцев, которые, по поручению египетского царя Птолемея, переводили священные книги Ветхого Завета с древнееврейского языка на греческий. Ему пришлось переводить книгу пророка Исайи, и он усумнился в пророчестве о рождении Еммануила от Девы (7:14); тогда явился ему Ангел и предсказал, что он не умрет до тех пор, пока не увидит своими глазами исполнение этого пророчества. По внушению Духа Божия, он пришел в храм, очевидно туда, где был жертвенник всесожжения, и узнал в принесенном Пресвятою Девою Младенца Мессию-Христа. Он взял Его в объятия свои, и из уст его излилась вдохновенная молитва - благодарность Богу за то, что Он сподобил его узреть в лице этого Младенца спасение, уготованное для человечества: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко"; говорил он: теперь, с этой минуты, порвалась связь, привязывавшая меня к жизни, и Ты, Владыко, отпускаешь меня из этой жизни в другую новую жизнь, "по глаголу Твоему", по предсказанию, данному мне от Тебя Святым Твоим Духом, "с миром", с полным духовным спокойствием, "яко видесте очи мои спасение твое", спасение, обещанное Тобою миру чрез Искупителя-Мессию, которого я имею теперь великое счастие видеть перед собой, "еже еси уготовал пред лицем всех людей", не только для евреев, но и для всех народов. Это спасение есть "Свет к просвещению язычников" и "слава народа Божия Израиля", как вышедшая из его среды. Иосиф и Матерь Божественного Младенца дивились, вероятно, тому, что везде находились люди, которым Бог открывал тайну о сем Младенце.

Возвращая Младенца Матери и благословив Ее и Иосифа, по праву глубокого старца, на котором очевидно почивал Дух Святый, Симеон в пророческом вдохновении предрекает, что Младенец сей будет предметом споров и пререканий между последователями Его и врагами, "яко да открыются от многих сердец помышления", т.е. в зависимости от разного отношения людей к этому Младенцу обнаружатся их сердечные расположения, настроения души. Кто любит истину и стремится творить волю Божию, тот уверует во Христа, а кто любит зло и творит дела тьмы, тот возненавидит Христа и будет, для оправдания своей злобы против Него, всячески клеветать на Него, что и исполнилось уже на примере книжников и фарисеев, исполняется и до сего времени на всех безбожниках и христоненавистниках. Для уверовавших в Него Он "лежит на востание", т.е. на вечное спасение, для неуверовавших, ожесточившихся против Него, Он "лежит на падение", т.е. на вечное их осуждение, на вечную погибель. Симеон прозревает духом и те страдания, которые придется претерпеть Его Пречистой Матери, в результате этих человеческих пререканий о Ее Божественном Сыне. "И Тебе же Самой душу пройдет оружие".

Присутствовала при этом и Анна, дщерь Фануилева, которую Евангелист называет пророчицей, по особенному действию Духа Божия в ней и по дару вдохновенной речи, которым она обладала. Евангелист очевидно похваляет ее, как честную вдовицу, посвятившую себя Богу, после того, как она прожила с мужем всего 7 лет, и дожила до 84-летнего возраста, не отходя от храма, "постом и молитвами служаще день и нощь". И она, подобно Симеону, славила Господа и говорила, видимо, в пророческом вдохновении о Младенце нечто подобное тому, что и Симеон, всем, ожидающим избавления во Иерусалиме, т.е. ждавшим пришествия Мессии.

Евангелист говорит далее, что, исполнив все по закону, они возвратились в Галилею, "во град свой Назарет". Здесь он опускает все то, что последовало за Сретением, и несомненно потому, что об этом подробно повествует св. Матфей: поклонение волхвов в Вифлееме, бегство св. семейства в Египет, избиение младенцев Иродом и возвращение св. семейства из Египта, после его смерти. Подобный способ сокращений в повествовании мы часто находим у писателей священных книг.

ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ

(Матфея 2:1- 12)

Когда родился Иисус "в Вифлееме Иудейском", пришли в Иерусалим волхвы с востока. Вифлеем называется здесь "Иудейским" в отличие от другого Вифлеема, находившегося в Галилее, в колене Завулоновом. Пришедшие поклониться новорожденному Христу волхвы не были то, что обычно подразумевается под этим именем, т.е. кудесники, или волшебники, творящие ложные чудеса, вызывающие духов, вопрошающие мертвых (Исх. 7:11 или Втор. 18:11), которых осуждает Слово Божие. Это были люди ученые, тайновидцы, обладавшие большими знаниями, подобные тем, над которыми начальствовал Даниил в стране Вавилонской (Дан. 2:48). Они по течению звезд судили о будущем, изучали тайные силы природы. Такие волхвы в Вавилоне и Персии пользовались большим уважением, бывали жрецами и советниками царей. Евангелист говорит, что они пришли "с востока", не называя страны. По одним предположениям, страной, откуда они пришли, была Аравия, по другим - Персия, по третьим - Халдея. Слово "МАГОС", употребленное Евангелистом, - персидское. Поэтому наиболее вероятно, что они пришли из Персии или же из страны, составлявшей прежде Вавилонское царство, так как там, во время семидесятилетнего пленения иудеев, предки этих волхвов, могли слышать от иудеев, что они ждут Великого Царя, Избавителя, Который покорит весь мир; там же жил пророк Даниил, предсказывавший о времени пришествия этого Великого Царя; там же могло сохраняться и предание о пророчестве волхва Валаама (см. Числа 24:17), предсказавшего восхождение звезды от Иакова.

Изучение звездного неба было одним из главных занятий персидских мудрецов. Господь и призвал их к поклонению Родившемуся Спасителю мира чрез явление необыкновенной звезды. На Востоке в это время было широко распространено убеждение, что в Иудее должен явиться Владыка мира, которому подобает поклонение от всех народов мира. Поэтому, придя в Иерусалим, волхвы так уверенно спрашивают: "Где есть рождейся Царь Иудейский?"

Это вызвало тревогу Ирода, так как он не имел законных прав на иудейский престол, был Идумеянином и, будучи тираном, вызывал к себе ненависть своих подданных. С ним встревожился и весь Иерусалим, быть может, опасаясь разных репрессий со стороны встревоженного необычайным известием Ирода. Кровожадный Ирод, решившийся уничтожить своего новорожденного, как он думал, соперника, созывает первосвященников и книжников и прямо задает им вопрос о месте рождения Царя Иудейского, как Мессии: "Где Христос раждается?" Книжники тотчас же указали Ироду на всем известное пророчество Михея 5:2, приводя его не буквально, но сходно с подлинником по смыслу, о том, что Мессия должен родиться в Вифлееме. "Вифлеем" значит "дом хлеба", а "Ефрафа" - "плодоносное поле"; названия, характеризующие особенное плодородие земли. Замечательно в подлинном пророчестве Михея указание, что Мессия только "произойдет из Вифлеема, а не будет жить в нем, и что действительное происхождение Его "из начала", "от дней вечных". Ироду для верного исполнения его кровавого замысла хотелось знать еще время рождения Царя Иудейского, и он призывает к себе волхвов, чтобы тайно допросить их о времени явления звезды, а затем посылает их в Вифлеем, с тем, чтобы они, вернувшись к нему, рассказали все, что узнают о Новорожденном. Когда волхвы отправились в Вифлеем, то звезда, которую они видели на Востоке, шла перед ними, указывая им путь, пока не остановилась над местом, где находился новорожденный Младенец.

Что это была за звезда? На этот счет существуют разные мнения. Св. Златоуст и блаж. Феофилакт думали, что это была некая Божественная и Ангельская сила, являвшаяся вверху в виде звезды. Что касается той звезды, которую они прежде видели на Востоке, многие полагают, что то была настоящая звезда, ибо великие события в мире нравственном часто предварялись знамениями и в видимой природе. Интересно, что согласно вычислению знаменитого астронома Кеплера в год рождения Христа Спасителя было необыкновенно редкое совпадение как бы в одной точке трех наиболее ярких планет: Юпитера, Марса и Сатурна, давшее впечатление необычайно яркой звезды. Это небесное явление, известное в астрономии под названием "соединения планет" совпало с великим событием рождения на земле Сына Божия - Мессии, и в этом, конечно, его чудесность, проявление промысла Божия - призвавшего таким путем на поклонение родившемуся Мессии ученых язычников. Замечательный же смысл этого прихода волхвов из далекой страны прекрасно объясняет св. Златоуст: "Так как иудеи, непрестанно слыша Пророков, возвещавших о пришествии Христовом, не обращали на то особенного внимания, то Господь внушил варварам придти из отдаленной страны, расспрашивать о Царе, родившемся у Иудеев, и они от персов первых узнают то, чему не хотели научиться у пророков".

Но, конечно, та звезда, которая указывала путь волхвам от Иерусалима до Вифлеема и затем "пришедши ста верху, идеже бе отроча", уже не была ни настоящей звездой, ни планетой, а совершенно особым чудесным явлением. Увидя эту звезду, волхвы "возрадовашеся радостью велиею зело" несомненно потому, что в этом явлении звезды нашли новое подкрепление своей веры в действительность рождения необыкновенного Младенца. Далее сказано о волхвах, что они пришли "в храмину", т.е. в дом и там, "падше поклонишася" Новорожденному. Следовательно, это уже не была та пещера, в которой Христос родился, т.е. Младенец с Матерью могли уже переселиться в обыкновенный дом. "Отверзши сокровища своя", волхвы принесли Новорожденному дары: золото, как Царю, ладан, как Богу, и смирну, как имеющему вкусить смерть человеку. Получив откровение во сне не возвращаться к Ироду, который замыслил умертвить Богомладенца, они иным путем, т.е. не через Иерусалим, отошли в страну свою; вероятно на юг от Вифлеема.

БЕГСТВО В ЕГИПЕТ. ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В НАЗАРЕТ

(Матфея 2:13-23)

После ухода волхвов, Ангел Господень, явившись во сне Иосифу, повелел ему, взяв младенца и Матерь Его, бежать в Египет, что он и исполнил, отправившись туда ночью. Египет находился на юго-запад от Иудеи, и до границы его надо было идти около 100 верст. Он тоже тогда был римской провинцией, в нем жило много Иудеев, они имели там свои синагоги, но туда не простиралась власть Ирода, и св. семейство, остановившись там у своих соотечественников, могло чувствовать себя в безопасности. На вопрос, почему Христос не спас Себя Сам от Иродовых убийц, св. Златоуст отвечает: "Если бы Господь с первого Своего возраста начал творить чудеса, то Его не стали бы признавать Человеком" (Бес. на Матф. VII). О путешествии св. семейства в Египет сохранилось множество замечательных преданий. Из них одно гласит, что, когда Иосиф с Богомладенцем и Его Матерью вошли в идольский храм, где было 365 идолов, то все идолы пали на землю и сокрушились, и исполнилось над ними слово пророческое: "Се, Господь сидит на облаце легце", - на руках Пречистой Девы Марии, - "и приидет во Египет, и потрясутся рукотворенная Египетская от лица Его" (Исайи XIX, 1). В том, что Младенец Иисус должен был бежать именно в Египет и затем вернуться из Египта, Св. Евангелист видит исполнение пророчества Осии: "От Египта воззвах Сына Моего" (11:1). Слова эти, по связи речи у пророка, относятся собственно к исходу еврейского народа из Египта, но так как избранный Богом народ еврейский прообразовал собою истинного первородного и единственного Сына Божия Иисуса Христа, то изведение еврейского народа из Египта было прообразом воззвания Иисуса Христа из Египта. Как отмечает св. Златоуст, в событиях Ветхого Завета все имело преобразовательное значение, все было прообразом событий новозаветных.

Ирод разгневался, когда волхвы не вернулись в Иерусалим, счел себя "поруганным", осмеянным ими, хотя они и не имели в мысли насмеяться над ним, и это привело его в еще большую ярость. Выведав от волхвов, что звезда явилась им около года назад, он заключил, что Младенец теперь, если и старше года, то моложе двух лет, а потому и издал жестокий приказ избить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев "от двух лет и ниже", в расчете, что в числе их окажется и Христос. По преданию, убито было 14.000 младенцев, память которых, как мучеников за Христа, св. Церковь празднует ежегодно 29 декабря. Такая жестокость была совершенно в характере Ирода, о котором, по свидетельству иудейского историка Иосифа Флавия, известно, что он, из пустой подозрительности, велел задушить свою жену и умертвить трех своих сыновей. Когда об этом доложили Августу, то он сказал: "У Ирода лучше быть животным, чем сыном". Еще и сейчас в окрестностях Вифлеема показывают гроты, в которых скрывались матери с младенцами на руках, пытаясь спасти их жизнь от воинов Ирода, и где они были умерщвлены вместе со своими детьми, которых держали в руках. В избиении младенцев св. Евангелист видит исполнение пророчества Иеремии 31:15: "Глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль многих..." В этих словах пророк Иеремия описывал бедствия и скорбь народа иудейского, отводимого в Вавилонский плен и собранного предварительно в Раме, небольшом городке колена Вениаминова на север от Иерусалима. Очевидец этого события пророк Иеремия изображает его, как плач праматери Рахили о чадах своих, как бы отводимых на смерть. Св. Матфей видит в этом прообраз действительной гибели чад Рахили, погребенной вблизи Вифлеема.

Нет точных данных о том, сколько времени св. семейство прожило в Египте, ибо неизвестен с полной точностью год Рождества Христова. Но указано ясно и определенно, что св. семейство вернулось в землю Израилеву вскоре же по смерти Ирода, а дата смерти Ирода может считаться более менее точно установленной. Ирод умер, как свидетельствует Иосиф Флавий, в страшных мучениях в марте или начале апреля 750 года от основания Рима. Если Христос родился 25 декабря 749 года, то св. семейство пробыло в Египте всего около двух месяцев. Если же считать, что Христос родился, как некоторые думают, годом раньше, в 748 г., то можно полагать, что оно провело там больше года, и что Богомладенцу было при возвращении из Египта около двух лет. Во всяком случае Он был еще младенцем, как называет Его Ангел, повелевший Иосифу возвратиться в землю Израилеву. Дойдя до земли Израилевой, Иосиф, видимо, собирался поселиться в Вифлееме, где как ему естественно казалось, должен был воспитываться сын Давидов - будущий Мессия-Христос. Но когда он услышал, что в Иудее воцарился самый худший из сыновей Ирода, кровожадный и жестокий, подобно своему отцу, Архелай, то "убояся тамо идти" и, получив во сне новое откровение, направился в пределы Галилейские, где и поселился в городе Назарете, в котором он жил и прежде, занимаясь ремеслом плотника.

В этом св. Евангелист видит исполнение пророчества о том, что Господь Иисус Христос "назорей наречется". Такого пророчества в Ветхом Завете мы, однако, не находим. Высказывалось предположение, что это пророчество находилось в книге, потерянной евреями. Другие думают, что Евангелист не указывает здесь на одно какое-нибудь пророчество в частности, но имеет в виду общий характер всех пророчеств об уничиженном состоянии Христа-Спасителя во время Его земной жизни. Выйти из Назарета это значило быть в пренебрежении, в презрении, быть униженным, отверженным. С другой стороны, "назореями" в Ветхом завете назывались люди, посвятившие себя Богу; быть может, и это было причиной наименования Иисуса Христа назореем, как высшего носителя назорейских обетов - полного посвящения Себя на служение Богу.

ОТРОЧЕСТВО ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА

(Луки 2:40-52)

До выхода Своего на общественное служение человеческому роду, Господь Иисус Христос пребывал в безвестности. Единственный факт из Его жизни за этот период времени приводит Евангелист Лука. Так как он писал свое Евангелие, "по тщательном исследовании всего сначала", то надо полагать, что других таких выдающихся фактов в жизни Господа за этот ранний период не было. Общую характеристику этого периода св. Лука дает в словах: "Отроча же растяша и крепляшеся духом, исполняяся премудрости: и благодать Божия бе на Нем". Это понятно, ибо отрок Иисус был не только Богом, но и человеком, и, как человек, подлежал обычным законам человеческого развития. Только по мере развития своего человеческая мудрость отражала или вмещала в себя всю глубину и полноту Божественного ведения, которой обладал отрок Иисус, как Сын Божий.

И вот, когда отроку Иисусу исполнилось 12 лет, эта Божественная мудрость впервые ярко проявила себя. По закону Моисея (Втор. 16:16), все евреи мужеского пола обязаны были три раза в год являться в Иерусалим на праздник Пасхи, Пятидесятницы и Кущей; исключение делалось только для детей и больных. Особенно строго требовалось посещение Иерусалима на праздник Пасхи. Отрок, достигший 12-ти лет, становился "чадом закона": с этого времени он должен был изучать все требования закона и исполнять его предписания, в частности - ходить в Иерусалим на праздники. Св. Лука говорит, что "родители" Иисуса каждый год ходили в Иерусалим. Тайна рождения Богомладенца оставалась сокровенною, Пресвятая Дева Мария и старец Иосиф не считали нужным и полезным открывать ее, и в глазах жителей Назарета Иосиф был мужем Марии, и отцом Иисуса. Евангелист и употребляет это выражение применительно к общему мнению. В другом же месте (Луки 3:23) он прямо говорит, что Иосифа только считали отцом Иисуса, и, след., на самом деле он таковым не был.

Празднование Пасхи продолжалось 8 дней, после чего богомольцы возвращались по домам обыкновенно группами. Иосиф и Мария не заметили, как отрок Иисус остался в Иерусалиме, думая, что Он идет где-нибудь по близости от них в другой группе, с родственниками и знакомыми. Видя же, что Он долго не присоединяется к ним, начали Его искать и, не нашедши, в тревоге возвратились в Иерусалим, где только через три дня, надо полагать, со дня выхода своего из Иерусалима, нашли Его в храме, сидящего среди учителей, слушающего их и вопрошающего их. Это происходило, вероятно, в одном из притворов храма, где раввины собирались, рассуждая друг с другом и с народом, поучая в законе желавших слушать их. В этой беседе отрок Иисус уже проявил Свою Божественную мудрость, почему все слушавшие удивлялись разуму и ответам Его. Богоматерь, высказав Ему их тревогу за Него, называет Иосифа отцом Его, ибо иначе и не могла его назвать, так как в глазах всех Иосиф и был отцом Иисуса. На эти слова Матери отрок Иисус впервые открывает Свое назначение - исполнить волю Пославшего Его и как бы поправляет Свою Матерь, указывая, что не Иосиф Его отец, но Бог. "Вы должны были знать", как бы так говорил Он им: "где Я, ибо, как Сын Божий, Я и должен пребывать в дому Божием", т.е. в храме. Они, однако, не поняли этих слов, ибо и им еще не была вполне открыта тайна Христова дела на земле. Однако, "Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем" - это был особенно памятный для Нее день, когда Сын Ее впервые дал знать о Своем высоком предназначении. Так как еще не настало время общественного служения Иисуса, то Он послушно пошел с ними в Назарет и, как особенно отмечает это Евангелист, "был в повиновении у Своих земных родителей", вероятно разделяя труды Своего мнимого отца Иосифа, который был плотником. С укреплением в возрасте Он преуспевал в премудрости, и для внимательных все яснее становилась особая любовь Божия к Нему, что привлекало и любовь людей к Нему.

Rambler's Top100